Жуткий эпизод гражданской войны

«В этой же деревне я был свидетелем ужасного зрелища. Я все-таки слишком рано понадеялся на свои силы, и переход верхом в 60 верст меня очень утомил. По плотине проходили какие-то части. Я с прапорщиком Алексеевым отстал от своих и подвигался шагом по степи. Речку я переехал вброд и стал медленно подыматься в гору на своем Дядьке. Из-за холма вышла немолодая женщина в наброшенном на плечи армяке, за ней два казака с винтовками и офицер. Она повернулась к ним лицом, потом накинула быстро на голову армяк и пошла от них. В это же время казаки вскинули винтовки. Грянул выстрел, и она упала лицом в землю. Все это произошло в какие-нибудь три-четыре секунды.

Я был от всей этой ужасной сцены в двадцати шагах. Я поскакал к этой группе, и офицер холодно и резко заявил мне, что так надо было сделать. Это не было убийством, это был расстрел.

Потрясенный этим зрелищем, я пошел узнавать, в чем дело. Оказывается, что эта женщина рано утром, когда к ней вошло несколько офицеров и казаков, приняла их за большевиков, очень им обрадовалась, предложила есть и тут же с гордостью похвасталась своим подвигом. Накануне четыре наших разведчика зашли к ней (дом ее был на самой околице). Она их напоила, накормила и спать уложила. Потом, когда они заснули, сбегала, как она сказала, за «товарищами» и выдала их. «Вот, поглядите, они там в канаве так и валяются», — добавила она с гордостью.
Гражданская война ужасна, ужасны в ней казни и убийства своих же братьев и еще страшнее убийство женщины. Но как могла решить иначе военная справедливость, самая слепая из всех.

В этом случае, с которым мне пришлось столкнуться, я увидел весь ужас нашей борьбы. Оказывается, муж этой женщины был рьяный большевик и воевал против нашей армии и был убит в одном из боев. Из мести эта женщина уговаривает довериться ей четырех усталых добровольцев, выдает их на убийство и с гордостью хвастается этим. У нее было двое детей — свидетелей этой страшной драмы. Когда она поняла свою ошибку и увидела неминуемую гибель, она не пала духом и кричала: «Ну что же, мужа убили, меня убьете, убивайте и детей». Что станет с ее детьми в будущем, вчера свидетелями изменнического убийства четырех людей, доверившихся их матери, и на другой день казни ее?

Какая вообще ужасная судьба ожидает русское молодое поколение, воспитанное в этой борьбе среди холода и голода, привыкшего к убийству, грабежу и разврату. Что вынесет из этой борьбы молодежь, проведшая три года в братоубийственной резне, не видавшая в свои лучшие юные годы ничего, кроме тяжких испытаний и жестокости. Какой характер нужно иметь, чтобы выйти из этого проклятого ада, охватившего Россию, сохранив в себе веру в Родину и свои человеческие чувства.

В той же самой Гнилобалковской мы зашли в хату закусить. Хозяйка была неприветлива и запугана. Хозяин, длинный несуразный мужик, все время кланялся и старался услужить. Он старался быть любезным и называл нас по ошибке… «товарищами»; на грозный окрик одного из офицеров он совсем растерялся и залепетал о том, что он не хочет обидеть «господина товарища». Когда он вышел, его маленький сын, лет четырех, гордо заявил: «А мой тятя большевик». В том озлоблении, которое охватило тогда наши войска, этого было бы достаточно, чтобы наш хозяин был бы убит; к счастью для него, среди нас не было ни одного кровожадного человека, и мы ушли от него, заплатив ему и посоветовав не учить детей восхвалять его доблести».

Борис Алексеевич Суворин (1879, Санкт-Петербург — 1940, Панчево, Югославия) — русский журналист, писатель, издатель. «За Родиной».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

1917. Между революциями

«В это время произошел инцидент, положивший конец всяким нашим колебаниям, ибо уход наш из Кишинева стал совершенно необходимым. Однажды я зашел в один из кишиневских ресторанов вместе со своим адъютантом. Едва мы устроились позавтракать, как вломилась банда растерзанных пехотных солдат. Они расположились в ресторане, не снимая головных уборов и поносительно ругаясь площадной бранью. Было ясно, что солдаты вели себя умышленно дерзко, чтобы демонстрировать этим свое пренебрежение к обедавшим тут же офицерам. Я не мог молча смотреть на подобное безобразие. Подойдя к солдатам, потребовал от них, чтобы они вели себя пристойно и сняли головные уборы; они не только не послушались меня, но даже вступили со мной в непозволительно дерзкие пререкания. Я, в свою очередь, пригрозил, для их успокоения, вызвать вооруженную силу. Тогда они, выскочив на улицу, стали созывать толпу, чтобы расправиться со мною. Адъютант, видя, что мне грозит суд Линча, бросился к телефону и передал в отряд о грозившей нам опасности. Тем временем на улице уже собралась громадная, дико горланившая толпа, требовавшая под угрозой разгрома ресторана, чтобы я вышел к ней. Едва я появился в дверях, как они бросились на меня. Я выхватил револьвер, — ближайшие шарахнулись от меня в стороны и уже не решались подходить близко. С ревом и ругательствами толпа требовала, чтобы я отдался в ее распоряжение, так как она намерена тащить меня силой в комендатуру. Я заявил, что живым в их руки не дамся, а к коменданту пойду и сам, но чтобы ко мне никто не приближался, если не желает быть застреленным наповал. Выйдя на улицу, я пошел в комендантское управление, держа револьвер в руке и не подпуская никого близко к себе. В бессильной злобе, осыпая меня проклятиями, валила за мной толпа. Вдруг послышался отдаленный, все усиливавшийся конский топот по каменной мостовой; из-за угла выскочил головной разъезд моего отряда, а за ним, полным карьером, вынесся, сотня за сотней, и весь отряд. По сигналу тревоги и узнав о грозившей мне опасности, примчались ко мне на выручку мои верные станичники. Казаки не потратили, видимо, и минуты на сборы — они сидели на неоседланных конях, многие были полуодеты, без папах, даже босиком — но шашки, кинжалы и винтовки были при них. Командир дивизиона, подъесаул Ассьер, подскакал ко мне с рапортом о прибытии.

— Построиться, мерзавцы! — скомандовал я, обращаясь к глумившейся только что надо мной толпе. И вся эта сволочь, в мгновение ока, покорно выстроилась и, руки по швам, стояла навытяжку. Я приказал казакам стать сзади этой шеренги успокоенных буянов. Затем обратился к солдатам с внушением.

— Вы забыли дисциплину, — сказал я. — Родине нужны воины. Вы же превратились в банду разнузданных хулиганов, годных лишь для того, чтобы митинговать и оскорблять офицеров, виновных только в том, что у них нет ни спереди, ни сзади красного банта. Вот мои казаки, по первому звуку тревожной трубы бросились они исполнить свой долг…

Тут я поблагодарил казаков. Струсившие солдаты стали просить прощения и жаловаться, что их подбивают и сбивают с толку агитаторы.

— Ступайте, — сказал я им. — Лишь полным подчинением дисциплине можете вы поддержать гибнущую Родину, если у вас еще осталась хоть капля совести.

Этот случай переполошил все местные комитеты. На меня полетели телеграммы с жалобами в Питер к самому Керенскому. Нужно было уходить, ибо стало ясно, что вот-вот начнется война между комитетчиками и казаками. Я занял силой кишиневский вокзал, добыл поездной состав и двинулся на Кубань. Нас всюду везли как экстренный поезд. Казаки держали себя безукоризненно».

«Записки белого партизана» А. Г. Шкуро

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Белый генерал Борис Пермикин

Борис Сергеевич Пермикин родился 17 апреля по новому стилю 1890 года в семье потомственного дворянина Санкт-Петербургской губернии, Георгиевского кавалера Сергея Григорьевича Пермикина и его жены Пелагеи Ефимовны в Ревде Пермской губернии на Урале.
В возрасте 12 лет поступил в первый класс гимназии Карла Мая в Санкт-Петербурге и закончил среднее образование уже на реальном отделении школы в 1910 г. В соответствии с действующими правилами для поступления в высшее учебное заведения Борис закончил и дополнительный, седьмой, класс реального училища.
В 1907 году поступил в Санкт-петербургский университет.
Не окончив Санкт-Петербургский университет, Борис Сергеевич ушёл добровольцем на Балканскую войну. Участник Первой мировой войны: добровольцем — вольноопределяющимся зачислен в 9-й Бугский уланский полк в 3-й армии; отличился в бою под Перемышлем. 12 января 1915 года произведен в прапорщики, в июне 1916 году — поручики. С 1917 года. — штаб-ротмистр, командир пулеметной команды полка. Георгиевский кавалер.
Революцию встретил в чине штабс-ротмистра (1917). В 1918 г. мобилизован в Красную армию, но при первой возможности перешел на сторону Белых (26 октября 1918 — в составе полка Балаховича перешёл в Пскове на сторону войск Псковского добровольческого корпуса генерала Вандама). Стал одним из самых последовательных борцов с красными оккупантами. Воевал в составе Северо-Западной армии.
Полк Балаховича стоял в это время во Пскове. В Псков пробралась делегация талабских рыбаков, и они рассказали, что красные чинят там полный произвол, реквизировали всю рыбу, обещая за это хлеба. Но хлеб не приходил, и рыбаки начали голодать. Прослышав о существовании в Пскове белых, рыбаки просили их помочь им завладеть островами. Оказать помощь рыбакам было поручено ротмистру Пермикину.
Собрав небольшую группу добровольцев (17 солдат), ночью 21 октября 1918 года на пароходе и на лодках высадился на одном из Талабских островов Чудского озера, разгромил большевистский штаб и захватил в плен 50 красноармейцев и 2-х комиссаров. Пермикин сразу же провел беседу с рыбачьим населением острова и все, начиная от 15-летних до стариков просили дать им оружие и организовать для них отряд для борьбы с большевиками. Также все 50 плененных красноармейцев просили зачислить их в добровольческий отряд. Всех желающих сразу же разбили по ротам и взводам, а во главе встали офицеры из маленького отряда Пермикина. Пароход с Пермикиным вернулся обратно во Псков, ротмистр сразу организовал снабжение талабчан провиантом, а также доставил им оружие на остров. Набрав мужчин-добровольцев для службы в Северном корпусе, возвратился в Псков. Сформировал из участников рейда Талабский батальон, захватив вскоре остров Перрисар в Чудском озере. В март 1918 батальон был переформирован в Талабский полк, который в апреле 1919 г. был переброшен под Нарву.
С незапамятных времен рыбаки Талабских островов Чудского озера отличались высоким уровнем жизни, который обеспечивали богатые уловы, товарищеской спайкой, которую воспитывала работа в артелях, смелостью, которая закалялась в постоянной борьбе с водной стихией. Жители этого богатого вольного края не знали крепостного права, а свое занятие рыбным промыслом всегда воспринимали, как государственную повинность. По давнему обычаю, молодые парни с этих островов — Верхний, Талабск, Талабенец — и в армию шли своей ватагой и на службе держались друг за друга.
Пришедшая в 1918 году Советская власть с ее декретами разоряла крестьянство, привела к тому, что ранее зажиточные талабчане остались без хлеба, без соли, фактически впроголодь. Рыбакам даже запретили самовольно пользоваться лодками, чтобы они не могли торговать рыбой в частном порядке. Внеэкономические методы изъятия хлеба, продовольственная диктатура, красный террор и насильственная мобилизация в Красную армию вызвали массовое недовольство. Крестьяне с жадностью ловили слухи о формировании добровольческих частей, надеялись, что белые принесут избавление от красной диктатуры. Поскольку покидать острова запрещалось, среди рыбаков родился план вырваться на волю под видом вступления в Красную армию. Вместо Торошина, где формировались красные части, талабчане пришли в Псков и записались к белым.
В майском наступлении 1919 Талабский полк, находясь в составе 3-й стрелковой дивизии (полковник Ветренко), захватил переправы через реку Плюсса, затем вышел на железную дорогу и захватил станцию Кикерено в направлении Гатчины. Затем был переброшен к станции Выру, где обеспечил переход в ряды Северного фронта 3-го Петроградского (бывшего Семеновского) полка (во главе с полковником Зайцевым В.А.), на сторону Северного корпуса.
Не дойдя 8 километров от Сиверской до Гатчины, Талабский полк, отступив, вернулся в Кикерено. За эти боевые операции ротмистр Пермикин 30.02. 1919 был произведен в полковники.
В октябрьском наступлении Северо-Западной армии (операция «Белый меч») форсировал переправу через Лугу и через сутки вышел к Волосово и 15.10.1919 захватил станцию Елизаветино. Затем был занят поселок Онтолово на подступах к Царскому селу. 18.10.1919 части полковника Пермикина вошли в Гатчину; полковник Пермикин был произведен в генерал-майоры.
21 октября генерал Пермикин со своей 2-ой бригадой вышел к станции Александровская. Передовые талабцы на рассвете первыми увидели с Пулковских высот сверкающий вдали купол Исаакиевского собора в Петрограде, до которого оставалось совсем немного…
Красные войска 22 октября 1919 года начали массовое наступление. Ими на следующий день было отбито Красное Село, 3 ноября шли бои за Гатчину. Генерал Пермикин последним, после всех покидает Гатчину со своим полком.
Началось отступление войск СЗА от Петрограда к берегам Луги. Красные прорвали фронт на их левом фланге, у Кипени. Генерал Пермикин был срочно переброшен со своей бригадой для ликвидации прорыва. Он отбил красных, стремительными ударами занял еще ряд деревень, вышел к Красному Селу и телеграфировал командующему, что дорога на Петроград открыта. Ответом был приказ отступать, поскольку был опрокинут правый фланг белых. Силы красных, переброшенные эшелонами с других фронтов, имели такое численное превосходство, что после больших потерь белые оказались прижатыми к эстонской границе, к Нарве, и вынуждены были перейти на территорию этого независимого государства, ставшего для них враждебным. Белые бойцы, израненные, обмороженные, больные тифом, были разоружены эстонской армией, ограблены и содержались в унизительном положении как пленные.
Талабский полк прикрывал отступление армии, сражаясь на восточном берегу реки Наровы до начала декабря 1919 года.

После ликвидации Северо-Западной армии генерал Пермикин из Эстонии выехал в Польшу.
+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Белогвардейский анекдот

— Чем отличается белый офицер от красного?
— Белый офицер до синевы выбрит, слегка пьян. Красный — слегка выбрит, до синевы пьян.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Белая гвардия — происхождение термина

Название Белая армия было заимствовано из времен Французской революции, когда именно монархисты называли себя «Белыми».

Советская энциклопедия разъясняет: «Происхождение термина «белогвардейщина» связано с символикой белого цвета как цвета сторонников «законного» правопорядка, в противоположность красному – цвету восставшего народа, революции. Во время Великой Французской революции под знаменами с изображениями белых лилий (эмблема монархии) выступало контрреволюционное дворянство».

Белым воинам это определение понравилось, поскольку к тому же белый цвет традиционно символизирует в русском языке чистоту, целомудрие, благородство, свободу от порочащего (отсюда термин «обелить»).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Белые и красные — небо и земля

«Мы, белые, если только мы способны понять, кто мы, — люди иной духовной природы, другой духовной расы с красными. Нас разделяет всё, на всем протяжении нашего бытия и нашего быта, от мелочей до главного: от манеры здороваться до отношения к религии, а вовсе не одна только политика.

Тот, кто этого не понимает, тот, кто умышленно стирает грани между нами и красными, тот должен быть назван не белым, а только незадачливым, непреуспевшим красным, отличающимся от красного только поражением.

Пусть и не каждый хам — красный. Но зато каждый красный — хам. От Ленина до Буденного. Вопрос только в глубине этого хамства».

(Н.А. Цуриков (1886-1957) — общественно-политический деятель Белой эмиграции)

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

 

НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОДОВОЙ

– Хочешь, покажу тебе дом, в котором я родилась и жила, когда была маленькой? – однажды спросила меня бабушка.
Шли «застойные» семидесятые. Мне было тогда только семь лет, а в этом возрасте ещё трудно представить, что бабушка тоже была маленькой. Пойти посмотреть дом «маленькой бабушки» было, конечно, интересно. И вскоре мы стояли в незнакомом просторном дворе, выходящем на узенькую улочку, недалеко от Московских ворот.
– Вот это и есть наш дом, – сказала бабушка, указывая на обшарпанную жёлто-серую громадину, – Московский проспект раньше называли Забалканским, а улица эта – Заставская. Тут мы и жили – я, мама и папа – Александр Степаныч, твой прадедушка. Мастером он был на фабрике «Скороход». А тогда, до революции, нашу фабрику называли «Товариществом Санкт-Петербургского механического производства обуви».
– До революции? – удивился я. – Так ты что, жила здесь при царе?!
– При царе, ягодка. И революцию помню – вот, какая я у тебя старая, – улыбнулась бабушка.
– Ты участвовала в революции! – с восхищением посмотрел я на бабушку (не мог же, по моему тогдашнему разумению, человек, если он жил в то великое время, не принять участия в таком историческом событии). В детском саду и в школе нам так много рассказывали про революцию, а в кино и по телевизору так часто показывали революционные фильмы, что в первом классе мне казалось, будто я всё-всё про революцию знаю. Уже в пять лет я мог отчеканить наизусть:

Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу.

Рабочий тащит пулемёт.
Сейчас он вступит в бой.
Висит плакат: «Долой господ!
Помещиков долой!»

И я представил, как бабушка летит на броневике по улицам Петрограда. И поправляя пальцем очки на переносице, как это делает Валерка из «Неуловимых мстителей», наводит пулемёт – стрелять по помещикам. А потом, вместе с матросами, стреляя на ходу, бежит по Дворцовой и влезает на ворота Зимнего дворца. Вот это да!
– Ох, что ты, – засмеялась бабушка, – я ж тогда совсем маленькая была, меньше, чем ты сейчас. А вот день, когда революция произошла, помню.
– А у Зимнего дворца ты была? Расскажи, ну, расскажи, пожалуйста!
– Хорошо, слушай. Только у Зимнего-то я не была. Когда Зимний брали, мы про то и не слыхали. Революция, она же раньше началась – в феврале. Я её вот здесь и видела, на Заставской. Нас, малышни, тут было много, так стайкой по дворам и бегали, играли. Вот мы все и побежали смотреть, как рабочие убивали городового.
– Городового? Кто это – городовой?
– Ну, это так до революции милиционеров называли… Когда революция случилась, рабочие и пошли городового – милиционера то есть – убивать.
Я приоткрыл рот от удивления: в систему моего детского миропонимания бабушкины слова никак не укладывались, ведь милиционеры – они бандитов ловят, жуликов всяких. Я же сам видел. В кино. Если где-то вдруг объявятся жулики или бандиты, то придут милиционеры с собаками и всех защитят. Рабочие – они же хорошие. И милиционеры – хорошие. Зачем же рабочим убивать милиционера? Разве они бандиты?..
– Ну, как тебе объяснить, – задумалась бабушка, – мазурики они были, те рабочие. Я и сама не знаю, откуда они – может наши, скороходовские, а может с вагоностроительного… А городовые за порядком в городе следили, чтобы не безобразничал никто. Вот, к примеру, рабочие напьются или начнут озорничать, драться, городовой придёт – хвать их за шкирку и в участок. Рабочие их за то и не любили. Пойдём, я тебе кое-что покажу.
Бабушка взяла меня за руку, и мы перешли на другую сторону улицы, к четырёхэтажному дому на углу Заставской и Московского (сейчас это дом № 130 по Московскому проспекту).
– Здесь он и лежал, городовой, – указала бабушка на асфальт. – Они ведь как его убивали-то. Схватили, значит, городового – много их собралось, ему одному, конечно, не справиться было – и затащили его на крышу. Вот этого самого дома. Ох, говорят, и шибко над ним измывались – злобу вымещали. А потом, поизмывавшись вволю, натешившись, так с крыши вниз и сбросили.
Бабушка широко распростёрла в стороны руки и неестественно повернула голову набок.
– Вот так он лежал, в чёрной шинели, руки раскинул – прям, как чёрный ворон. Глаза закрыты, но живой ещё. Кровь горлом так и шла, а он всё воздух ртом захватить пытался. Мы маленькие были, глупые. Подбегали к нему смотреть – дышит или уже не дышит…
Я живо представил себе эту страшную картину – гогочущую на крыше толпу, лежащего в кровавой луже человека в чёрной шинели, а рядом – присевшую на корточки и впервые заглядывающую в лицо смерти маленькую пятилетнюю девочку, мою бабушку. Стало жутко.
– Бабушка, а потом. Что было потом?
– А потом рабочие эти самые, ну, революционеры то есть, пошли жечь участок. Здесь рядом, в Степановом доме, на углу Заставской с Волковской – там на первом этаже и был полицейский участок. А в участке – это уж потом рассказывали – бумаги важные хранились, картотека на ворьё всякое, да на хулиганьё местное. Вот, чтоб следов никаких не оставалось, и подожгли. Мазурики. Дым валил чернющий, по всей Заставской пепел летел – революция…
Мы шли вдоль Московского проспекта, и бабушка продолжала что-то рассказывать про то, как она работала закройщицей на «Скороходе» – всю жизнь в одном и том же цехе – как её там все уважали и даже занесли её имя в особую Книгу Почёта фабрики. И ещё про то, как однажды к ним на митинг приехал выступать сам Киров. Но всего этого я уже почти не слушал. Из головы не выходила история про городового. Сердце сжималось от чувства обиды за человеческую жестокость и содеянную людьми несправедливость. И до слёз было жалко человека в чёрной шинели…
– А вот здесь была наша церковка, – сказала бабушка, остановившись возле грязного пустыря, на котором собирались компании местных ханыг.
– Очень красивая была наша церковка – Спасо-Преображенская Московской заставы. Меня в ней крестили. В тысяча девятьсот двенадцатом году. Она, как теремочек была. Вот тут алтарь. А там – куполочки, много куполочков…
Бабушка смотрела куда-то в небо, будто и в самом деле разглядывала там свои куполочки. И я посмотрел. Но ничего не увидел. Кроме серого ленинградского небосвода и грязного, усеянного брошенными окурками и пробками, пустыря, на котором очередная троица ханыг уже пристраивалась приговорить бутылку «Столичной».
– Куда ж она подевалась твоя церковка?
– Сломали её… злые люди.
– Фа-ши-сты!? – догадался я. Ведь я уже знал, что самые злые люди – это фашисты. Надежда Васильевна нам в школе рассказывала. И ещё мне тогда очень нравился фильм «Четыре танкиста и собака», где наши всё время побеждали фашистов.
– Нет, ягодка, это ещё до войны было. После революции по всему Питеру церквы стали закрывать да ломать. Вот, и нашу Спасо-Преображенскую взорвали. Мазурики…
– Мазурики? Те, которые… городового…
– Может те, а может и другие, – вздохнула бабушка, – много их было тогда, мазуриков. Вырастешь – всё поймёшь…

* * *
С тех пор минуло немало лет. Давно умерла бабушка и давно нет на Заставской улице никого, кто помнил бы революцию. До неузнаваемости перестроен двор, в котором жила семья мастера Товарищества Петербургского механического производства обуви «Скороход». Вместо грязного пустыря, где в начале семидесятых предавались Бахусу и сквернословию местные ханыги, теперь разбит благоустроенный сквер с ровными дорожками. Говорят, существует и проект восстановления Спасо-Преображенской Московской заставы церкви. Дай-то Бог! Может, когда-нибудь вновь засияют над Забалканским-Московским «бабушкины» куполочки…
А дом № 130 по Московскому проспекту сохранился. По какой-то удивительно символичной случайности в нескольких шагах от того места, где в 1917 году погиб городовой, теперь оборудован Участковый пункт полиции. Там несут свою службу уже другие полицейские, которые, наверное, даже не подозревают о трагедии, что произошла здесь сто лет назад, когда озверевшая от сознания своей полной безнаказанности толпа расправилась – с их предшественником. Как его звали? Сколько ему было лет? Осталась ли у него семья, дети? Теперь не скажет никто.
Историки утверждают, что в февральские дни 1917-го Петроградская полиция осталась единственной государственной структурой в Северной столице Империи, которая до конца сохранила верность Присяге и пыталась остановить начавшуюся катастрофу. Но горстка разбросанных по огромному городу полицейских, лишённая подкрепления, имевшая приказ не отвечать на провокации и фактически оставшаяся без командования, уже ничего не могла сделать с агрессивно настроенными революционными толпами и примкнувшими к ним бандами уголовников. Около ста сорока полицейских чинов были убиты и зверски растерзаны толпой прямо на улицах Петрограда. Мученический подвиг стражей порядка оказался никем не замеченным. И никому не нужным. А «героями» тех дней были провозглашены – их убийцы…
Впоследствии мальчику, расспрашивавшему бабушку о революции, доведётся увидеть революцию не раз – уже собственными глазами. Увы, не только по телевизору. И познать, что у всех революций – одно лицо. Все они начинаются с заявлений о благих намерениях, с призыва «Долой!» и с… убийства городовых. Все сопровождаются поджогами и беснованием толпы. А заканчиваются – реками безвинной крови, войнами, разрухой и неисчислимыми страданиями для народов, пораженных бедствием революции.
Но рано или поздно люди извлекут должные уроки из беспрерывно повторяющихся кровавых драм своей истории, и романтизация-оправдание революций выйдет, наконец, из моды. Зло назовут злом. И тогда, быть может, на доме, что стоит на углу Заставской улицы и Московского проспекта, как грозное напоминание, появится мемориальная табличка с надписью: «Здесь, в феврале 1917 года, исполнив свой служебный и гражданский долг, оставаясь верным Присяге, мученически погиб НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОДОВОЙ Петроградской столичной полиции. Имя его Ты, Господи, веси!»

Игорь Борисович Иванов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Личные свидетельства — когда эпизод ярче панорамы…

«…Через сотни лет на основе имеющихся документов, планов и хода войн можно будет полностью восстановить картину, но истории человеческих жизней исчезнут вместе с нами, уцелевшими свидетелями тех дней. С годами ценность этих историй, естественно, возрастает, а сухие отчеты о выигранных или проигранных сражениях теряют свое значение.

Незначительные случаи, вроде того, когда ординарец вытащил зубами пулю, застрявшую в ноге поручика Аршаулова, расскажут о нас больше любого подробнейшего описания боя, во время которого это произошло, но никогда больше не прозвучит команда «Сабли наголо, пики к бою!»

Литтауэр В. Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии. 1911—1920.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Операция «Украденное пальто»

«В Белой Армии были офицеры особой категории. В ходе кровопролитной Гражданской войны они выработали неписаный строгий кодекс поведения, которого неукоснительно придерживались. Одно из главных требований – самодисциплина, причем весьма суровая. Возможно, это требование явилось непроизвольной реакцией на анархию и беспорядок, которые сопутствовали революции, но эти люди переносили жесточайшие трудности без нытья и жалоб, когда же получали приказы, то стремились сделать невозможное. Удрученные бессмысленным разрушением, презирая своих менее щепетильных соратников, патриоты Белой армии относились к гражданскому населению почти по-рыцарски.
В августе, когда Северо-западная армия отступала под ударами многочисленных сил противника, батальон слева от нас неожиданно остановился. Бои усилились, и, к нашему ужасу, белая пехота без предупреждения пошла в контратаку. Хотя цель этого маневра нам была неясна, наш бронепоезд принял участие в операции, чтобы не допустить прорыва фронта. Красные повернули назад, и мы отогнали их на целую милю. Затем, также неожиданно, бой затих. Каждый член экипажа бронепоезда недоумевал по поводу неожиданной вылазки и стремился выяснить ее причину.
Секрет открылся тем же вечером. Проходя через деревню, белый солдат вошел в крестьянскую хату и украл пальто. К тому времени, когда офицеры узнали о краже, деревню уже занял наступавший противник, но командир батальона решил преподать своим солдатам урок – наказание за мародерство. Роту, в которой служил провинившийся солдат, послали в контратаку с целью вернуть украденное пальто законному владельцу. Когда приказ был выполнен, атаковавшее подразделение отозвали с занятых позиций, но операция «украденное пальто» оставила неизгладимое впечатление в сознании солдат».

Мемуары. Николай Романович (Робертович) Реден

«Сквозь ад русской революции».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Русские офицеры — герои против шкурников

Офицер, живший в Казани в начале 1918 г. вспоминал: «Город задыхался от зверств и ужасов Чека. Сотнями расстреливались невинные русские люди только потому, что они принадлежали к интеллигенции. Профессора, доктора, инженеры, т.е. люди, не имевшие на руках мозолей, считались буржуями и гидрой контр-революции. Пойманных офицеров расстреливали на месте. В Казань приехал главнокомандующий красной армией Муравьев. Он издал приказ, требующий регистрации всех офицеров. За невыполнение такового — расстрел. Я видел позорную картину, когда на протяжении 2–3 кварталов тянулась линия офицеров, ожидавших своей очереди быть зарегистрированными. На крышах домов вокруг стояли пулеметы, наведенные на г.г. офицеров. Они имели такой жалкий вид, и мне казалось — закричи Муравьев: «Становись на колени!» — они бы встали. Таких господ офицеров мы называли «шкурниками». Им было наплевать на все и всех, лишь бы спасти свою собственную шкуру. Им не дорога была честь, а также и Родина. Другая же часть офицерства осталась верной своему долгу, на регистрацию не пошла, а предпочла уйти в подполье, а также и в Жигулевские леса, в надежде, что скоро настанет время, и мы сумеем поднять наш русский народ и совместно с ним уничтожить этого изверга. У этих офицеров был один лозунг — борьба против большевиков. Создавались различные тайные организации, но все они быстро разоблачались, т.к. не было опыта в конспирации, да зачастую офицеры из первой группы — шкурники — продавали своих же братьев офицеров за какую-либо мзду». В Казани тогда было зарегистрировано 3 тыс. офицеров

{Мейбом Ф. Ф. «Тернистый путь»}.

«Вблизи Театральной площади я видел идущих в строю группу в 500–600 офицеров, причем первые две шеренги арестованных составляли георгиевские кавалеры (на шинелях без погон резко выделялись белые крестики)… Было как-то ужасно и дико видеть, что боевых офицеров ведут на расстрел 15 мальчишек красноармейцев!»

{Виноградов Н. И. «О волевом столбняке антибольшевиков»}.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Образ русского офицера

«И все-таки, несмотря на все усилия коммунистической пропаганды, окончательно опошлить и извратить представление о русском офицерстве не удалось. Оно было таким, каким было, и память, которую оно оставило о себе, не смогли стереть десятилетия оплевывания. Даже на уровне массового сознания со словами «русский офицер» связываются такие понятия, как благородство, честь, чувство собственного достоинства, верность долгу. Для среды, сохранившей до известной степени традиции дореволюционного культуроносного слоя, должное представление о русском офицерстве естественно»

С.В.Волков, «Русский офицерский корпус»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Белая гвардия и советское кино

Парадоксальным образом раз в десятилетие, зачастую к юбилейной годовщине захвата власти большевиками, советский кинематограф выдавал фильмы, внешне прославляющие красных, но на самом деле откровенно сочувствующие белым. Начало этой доброй традиции было положено в 1934 году фильмом «Чапаев». Скольким поколениям мальчишек он привил чувство восхищения «психической атакой»! И воздействие это было совсем не случайностью, а скорее выражением подсознательных (а возможно, что даже и вполне сознательных) симпатий самих режиссеров. В первых рядах на большевиков в полный рост шел сам режиссер, Георгий Васильев! Да, это он слева: со стеком и папиросой…
1940-е годы выпадают из традиции по понятным причинам – в годы Великой Отечественной войны и после нее было не до фильмов про Гражданскую. Но уже в 1956 году на советские экраны выходит фильм Григория Чухрая «Сорок первый». Образ умницы и красавца поручика Говорухи-Отрока, созданный Олегом Стриженовым, не оставлял никаких возможностей выбора для зрительских симпатий.
60-я годовщина Октября отметилась 13-серийным фильмом Василия Ордынского по повести Алексея Толстого «Хождение по мукам». Вадим Рощин, в исполнении Ножкина, был моей первой детской любовью) Однако, наиболее примечательным из этой серии является, безусловно, фильм Евгения Карелова «Служили два товарища» (1968 год). Уже сам выбор актеров на главные роли, иначе как антисоветской провокацией назвать невозможно. Поручику Александру Брусенцову симпатии зрителей были уже обеспечены изначально в силу того, что образ его воплотил на экране всенародный любимец Владимир Высоцкий.
Советская цензура все-таки не обошла фильм стороной. Из него было вырезано несколько сцен, в том числе «постельная сцена» Брусенцова и Саши. По утверждению Саввиной, она была лучшим эпизодом фильма. Однако цензоры посчитали, что любить друг друга так, как герои Высоцкого и Саввиной, белогвардейцы не могут, поэтому сцена была вырезана. Увидев крамолу там, где ее не было, советские цензоры пропустили совершенно скандальный эпизод, показывающий подлинное отношение создателей фильма к изображаемым событиям. После прорыва красными Крымского вала небольшой отряд белых оказывается отрезанным от своих и прижатым к морю. В ответ на предложение сдаться они отстреливают последние патроны, потом лебединым клином уходят в море. Всего их 12, но в последний момент один разворачивается и бежит сдаваться. Такое вот Евангелие от белогвардейцев.
Так режиссеры в течение долгих лет все же выносили на экраны истинное отношение думающей и неравнодушной части русского общества к подвигу Белой Гвардии.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

О салюте и горохе — исторический анекдот

«Помню такой случай, весьма типичный для Урусова.

В Гатчине умер какой-то уважаемый отставной генерал. Хоронили его, как и полагалось, с парадом, на который были назначены воинские команды от всех частей Гатчинского гарнизона. От нашего полка был назначен сборный эскадрон под командой Урусова-старшего. Эскадрон вышел в конном строю в полном параде, то есть при колетах, касках и кирасах, но без винтовок, которых вообще при кирасах носить не полагалось. Командовать общим парадом был назначен артиллерийский полковник из квартировавшей в Гатчине артиллерийской бригады.

Эскадрон выстроился уже возле кладбища, артиллерийский полковник подъехал к Урусову и потребовал, чтобы наши произвели над могилой генерала ружейный салют, совершенно упустив из вида, что кирасиры по положению на парадах бывают без винтовок. В ответ на требование полковника блистающий золотом Урусов, приложив свою руку, затянутую в ослепительную белую крагу, к каске, самым вежливым тоном проговорил, слегка заикаясь, но так, чтобы весь эскадрон мог услышать: «Очень жаль, господин полковник, что вы нас раньше не предупредили: я бы приказал накормить своих людей горохом». «При чем тут горох?» — спросил недоумевающий начальник парада. «Но господин полковник, люди, сытно накормленные горохом, могут для салюта обойтись и без винтовок». «Как ваша фамилия?» — резко спросил полковник, нахмурив брови. «Поручик князь Уру-уру-урусов ста-а-аарший, господин полковник!» — отвечал наш герой, отдавая честь с самым любезным видом. Наступила пауза, во время которой весь эскадрон изо всех сил надувался, чтобы не прыснуть со смеху, а тем временем полковник, понявший, наконец, свою ошибку, сконфуженно пожав плечами, быстро отъехал прочь».

В. Трубецкой «Записки кирасира».

князь Петр Владимирович Урусов (1888 — 20 декабря 1914 года). Выпускник Пажеского корпуса. Офицер Кирасирского полка. Погиб на Германском фронте.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Кто боролся с красными

Не все белые военачальники были гениальны. Но всех объединяла любовь к Родине, преданность Отчизне и пламенное желание очистить родную землю от большевистской заразы.

Читаем воспоминания белого генерала В. М. Молчанова:

«Если на Юге России были корниловцы, марковцы, дроздовцы, то там не было таких частей, как ижевцы, воткинцы, михайловцы, состоявших исключительно из рабочих, а также не было и таких частей, как уфимские башкиры и татары.

Меня Гражданская война выдвинула с поста начальника маленького отряда в одной из волостей Елабужского уезда Вятской губернии до командира 3-го отдельного стрелкового корпуса в Забайкалье, с чина капитана инженерных войск в 1917 году до чина генерал-лейтенанта в 1920 году. Никаких талантов у меня не было, было лишь одно великое желание, горение бить большевиков и помочь моей Родине избавиться от тяжелой болезни.»

Генерал В. М. Молчанов

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Большевики в Пятигорске — расстрелы, грабежи и циничное вымогательство

Из точных данных, добытых Особою комиссией по расследованию злодеяний большевиков, усматривается, что 23 сентября 1918 года в Пятигорске большевиками был опубликован первый приказ со списком в 32 человека арестованных ими заложников, среди которых находились, между прочим, представитель Американского посольства Номикос, представители Сербской миссии Медич, Маркович, Рисанович и секретарь Сербского посольства Нестерович. Все эти заложники должны были быть, согласно приказу, «расстреляны в первую очередь при попытке контрреволюционного восстания и покушения на жизнь вождей пролетариата».

При арестах большевики производили повальные обыски, якобы для отыскания оружия и компрометирующих бумаг, а на деле для отобрания денег и драгоценностей. У есаула Колосовского, например, было увезено 7 возов вещей; у полковника Карташева отобрано 4 дюжины столового серебра, белье, вино и т.д.; у барона де Форжет — платье, белье, серебряные вещи; у барона Медем все золотые и серебряные вещи; у Дериглазовой — все ее платья и платья членов ее семьи, серебро и другие вещи, отбиралось почти все имущество, и людей доводили буквально до нищеты.

Не было никакого даже намека на правосудие. Лица, служившие в Чрезвычайной комиссии, совершенно открыто, с удивительною наглостью и цинизмом, требовали за освобождение арестованных известные суммы. Инструктор Чрезвычайной следственной комиссии Кравец, например, требовал с графини Бобринской за освобождение ее сына 50 000 руб. Секретарь той же комиссии Стельмахович требовал с жены полковника Шведова 100 000 руб. за освобождение ее мужа. Большевистский следователь Александров требовал с княжны Багратион-Мухранской 200 000 руб. за освобождение ее отца, а начальник гарнизона г. Пятигорска Литвинский требовал за освобождение ее брата 10 000 руб.

Отдел пропаганды Особого совещания
при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России,
часть информационная, 2 апреля 1919 года, №1711,
г. Екатеринодар, Екатерининская 50, «Бристоль»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Китайцы на службе у красных.

Во время гражданской войны на стороне красных воевали части китайских наемников, которые были сформированы из завезенных в годы Первой мировой войны китайцев, заменявших ушедших на фронт русских (преимущественно в сельском хозяйстве, строительстве, на лесных промыслах и в горно-рудной промышленности). Коммунистических убеждений большинство китайцев не имело, а воевало за золото и паек. Воевали красные китайцы в разных местах, в том числе и на Урале.
В начале 1918 года в Перми был образован союз китайских рабочих, который в своей деятельности руководствовался указаниями губернского комитета РКП (б). Среди китайцев в Перми пропаганду марксизма-ленинизма вел большевик Николай Гурьевич Толмачев.
Первым на Урале ещё в марте 1918 года был создан китайский добровольческий отряд. 28 июля 1918 года 250 его бойцов были отправлены на фронт. Эти китайцы в составе отряда особого назначения участвовали в подавлении крестьянских мятежей в Воткинском уезде. Помимо этого, бойцы отряда принимали участие в боях в районах селений Частые, Бабки, Ножовка, Крылово, Елпачиха, Барда, Елово.
1-й Крестьянский коммунистический полк «Красных Орлов», одно из крупнейших формирований китайцев, впервые стал известен осенью 1918 года в боях под Режью, когда нужно было подавить мятеж перешедшего на сторону белых Волынского полка, удерживавшего участок 18 км Восточного фронта. Этот полк не был целиком китайским. В нем сражались представители разный национальностей, в том числе и русские.
В середине осени 1918 года китайцы «Красных Орлов» вошли в китайский полк 29 стрелковой дивизии 3-й Армии, созданный китайским военным Жен Фученом. Его личность заслуживает отдельного внимания. Бывший офицер китайской армии, сотрудник Харбинского консульства, он был образованным человеком, владел английским, русским, японским, индийским, французским языками. Ещё до Октябрьской революции Жен Фучен установил связи в Алапаевске со старыми большевиками местной организации РСДРП (б) и вступил в её ряды. После Октябрьской революции он вел работу среди китайских рабочих, привлекал их в отряды Красной армии.
Созданный им 225-й китайский полк в составе 29 стрелковой дивизии 3-й армии Восточного фронта — крупнейшее воинское формирование китайцев на Урале в годы Гражданской войны.
На исходе 1918 года адмирал Колчак развернул крупное наступление на северном участке Восточного фронта, стремясь прорваться через Пермь и Вятку к Котласу на соединение с шедшими с севера войсками союзников. Главные удары наносились на станцию Выя и деревни Салды и Лая (совр. Свердловская область). Когда полки белогвардейцев начали ожесточенные бои на подступах к станции Выя, туда были отправлен отряд Жен Фучена. В этих боях они потеряли около 100 человек убитыми и ранеными. После ожесточенных боев белогвардейцам удалось окружить китайский, а также 17-й Петроградский, а также перешедший им на помощь 1-й Камышловский полки. В Китайском полку из боя вышли 62 человека. Жен Фу-чен был убит.
После боя под ст. Выя незначительная часть китайцев спаслась и под командованием Лю Хан-чина была направлена в Чусовой для формирования. Получив пополнение из китайцев, работавших на строительстве Ляминской железнодорожной ветки, отряд Лю Хан-чина в конце первой декады декабря прибыл в Пермь, где был создан батальон под командованием Ля Цзе-хена. 24—25 декабря 1918 года батальон вел ожесточенные уличные бои в районе станции Пермь II. Часть китайцев попала в плен. Остатки китайского полка были объединены в роту, пополнены новыми бойцами и вскоре вновь вступили в бой у с. Троица, находящегося на подступах к Перми, где и были полностью разбиты. Белогвардейцы расстреляли после боя 250 китайцев и памятник, поставленный им коммунистической властью, до сих пор можно видеть в с. Троица.
К началу 1919 года практически все сведения о формированиях китайцев на Урале исчезают. После уничтожения остатков 225-го китайского интернационального полка под Троицей серьезных упоминаний о китайских формированиях на Урале не встречается. Скорее всего, небольшие отряды китайцев в составе различных подразделений продолжали сражаться и до конца войны, но крупных формирований, созданных преимущественно из китайцев на Урале уже не создавалось.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Ледяной поход армии Корнилова

9 (22) февраля 1918 года начался знаменитый «Ледяной поход» (1-й Кубанский) только что сформированной Добровольческой белой армии под командованием генерала Л. Г. Корнилова. В ночь с 9 на 10 февраля 3683 человека во главе с Корниловым вышли из Ростова-на-Дону в задонские степи.

Отряд, выступивший из Ростова, включал в себя:
— 242 штаб-офицера (190 — полковники)
— 2078 обер-офицеров (капитанов — 215, штабс-капитанов — 251, поручиков — 394, подпоручиков — 535, прапорщиков — 668)
— 1067 рядовых (в том числе юнкеров и Кадет (воспитанник кадетского корпуса) старших классов — 437)
— добровольцев — 630 (364 унтер-офицеров и 235 солдат, в том числе 66 чехов)
— медицинский персонал: 148 человек — 24 врача и 122 сестры милосердия.
С отрядом также отступил значительный обоз гражданских лиц, бежавших от большевиков.

«Ледяной поход» — наравне с двумя другими белыми «первыми походами», протекавшими одновременно с ним — Походом дроздовцев Яссы — Дон и Степным походом донских казаков, создал боевой облик, боевую традицию и внутреннюю спайку добровольцев. Была создана легенда. Все три похода показали участникам Белого движения, что можно бороться и побеждать при неравенстве сил, в условиях трудной, казавшейся порой безвыходной, обстановки. Походы подняли настроение казачьих земель и привлекали в ряды Белого сопротивления всё новые и новые пополнения.

Вот что писал об этом походе десять лет спустя знаменитый русский православный писатель Иван Сергеевич Шмелев:

» Десятилетие протекло с того исторического дня, когда «горсточка» добровольцев, «брошенная всеми… истомленная длительными боями, непогодою, морозами, по-видимому, исчерпала до конца свои силы и возможность борьбы…» – писал генерал Алексеев, – ушла в степи Кубани, начав Ледяной поход…
Перед «горсточкой» поставлен был жизнью выбор. Извечный выбор. Выбор – отсвет того далекого Выбора, когда дьявол «показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, падши, поклонишься мне». И, маленькие, решили: идти путем Его. И показали зрителям мiра, что есть ценности, которые отдавать нельзя, за которые платят жизнью!.. И вот, «горсточка» сильных духом, большею частью юных, ведомая достойными вождями, не могла склониться, духовно сдаться, – и ушла в ледяные степи, – в неизвестность! – чтобы продолжать бороться, до последнего вздоха, – за Россию. Не за Россию только. Но последнее разве на расстоянии пойметься…
В этот день 9/22 февраля русская «горсточка» доблестно показала страстную волю к жертве, к Голгофе – за свободу, за право верить и жить свободно, за право России –­ быть. Из этого похода возгорелось святое пламя – освобождения.
Этот подвиг – а сколько же их было и сколько отдано жизней! – не увенчался конечной победой… Но зажженное пламя, «светоч», – горит, не угасая… И будет гореть, пока не сожжет всю тьму.
Вот духовный и исторический смысл, неумирающий смысл великого 9/22 февраля 1918 года, – ухода в ледяные степи. Смысл, родившийся из безсмертного Смысла Голгофской Жертвы, родственный самым чудесным мигам истории человеческого мiра, тем мигам, когда на весах истории и жизни взвешивались явления двух порядков: тленного, рабства, безволия, безчестия… – и, с другой стороны, – нетленного, свободы, воли, чести…
Все, кто чувствует себя русским человеком, человеком, а не скотом, – все с нами, все – в неизвестное, где и смерть, и жизнь, но смерть и жизнь – только по нашей воле, но и смерть и жизнь – во-имя! Ни классов, ни сословий, ни пола, ни возраста, ни языка, ни веры… – а все, Россия, – …во имя России общей!»

Иван Шмелев Севр, 22 февраля 1928 г.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

 

Большевики и истинная культура

Ниже приведены мысли генерал-майора Фёдора Петровича Рерберга. Он видел это уже тогда. Но автор, вероятно, и не предполагал какими пророческими станут его слова при экстраполяции описанной тенденции  в далекое для него будущее, на один век вперед…

«Для сынов и внуков революции красота нашей прежней жизни не может быть понятна: тот, кто вкушает прелесть фабричной песни под гармонику и под парами самогона, может не понять прелести песен Плевицкой под пианино и без самогона, и наверное не поймет прелести арии князя из «Русалки», или Ленского из «Евгения Онегина», или песни Варяжского гостя из «Садко». Хорошую поговорку придумал наш хохлатский мужик: «С хама николе не будет пана»»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

История спасения одной жизни

В этой, казалось бы, простой и незамысловатой истории сошлись и неравнодушие, и сострадание, и деятельное служение ближнему. Нашлось место и Божьему промыслу…

«Однажды ко мне в купе (вагоны были уже забиты до отказа) положили раненого полковника. Старший военный врач, командовавший погрузкой, сказал мне:
— Возьмите его. Я не хочу, чтобы он умер у меня на пункте. А вам все равно. Дальше Пскова он не дотянет. Сбросьте его по дороге.
— А что у него?
— Пуля около сердца. Не смогли вынуть— инструментов нет. Ясно? Он так или иначе умрет. Возьмите. А там — сбросите…
Не понравилось мне все это: как так — сбросить? Почему умрет? Как же так? Это же человеческая жизнь. И вот, едва поезд тронулся, я положил полковника на перевязочный стол. Наш единственный поездной врач Зайдис покрутил головой: ранение было замысловатое. Пуля, по-видимому, была на излете, вошла в верхнюю часть живота и, проделав ход к сердцу и не дойдя до него, остановилась. Входное отверстие— не больше замочной скважины, крови почти нет. Зайдис пощупал пульс, послушал дыхание, смазал запекшуюся ранку йодом и, еще раз покачав головой, велел наложить бинты.

— Как это? — вскинулся я.
— А так. Вынуть пулю мы не сумеем. Операции в поезде запрещены. И потом — я не хирург. Спасти полковника можно только в госпитале. Но до ближайшего мы доедем только завтра к вечеру. А до завтра он не доживет.

Зайдис вымыл руки и ушел из купе. А я смотрел на полковника и мучительно думал: что делать? И тут я вспомнил, что однажды меня посылали в Москву за инструментами. В магазине хирургических инструментов «Швабе» я взял все, что мне поручили купить, и вдобавок приобрел длинные тонкие щипцы, корнцанги. В списке их не было, но они мне понравились своим «декадентским» видом. Они были не только длинными, но и кривыми и заканчивались двумя поперечными иголочками.

Помню, когда я выложил купленный инструмент перед начальником поезда Никитой Толстым, увидев корнцанги, он спросил:
— А это зачем? Вот запишу на твой личный счет — будешь платить. Чтобы не своевольничал.

И вот теперь я вспомнил об этих «декадентских» щипцах. Была не была! Разбудив санитара Гасова (он до войны был мороженщиком), велел ему зажечь автоклав. Нашел корнцанги, прокипятил, положил в спирт, вернулся в купе. Гасов помогал мне. Было часа три ночи. Полковник был без сознания. Я разрезал повязку и стал осторожно вводить щипцы в ранку. Через какое-то время почувствовал, что концы щипцов наткнулись на какое-то препятствие. Пуля? Вагон трясло, меня шатало, но я уже научился работать одними кистями рук, ни на что не опираясь. Сердце колотилось, как бешеное. Захватив «препятствие», я стал медленно вытягивать щипцы из тела полковника. Наконец вынул: пуля! Кто-то тронул меня за плечо. Я обернулся. За моей спиной стоял Зайдис. Он был белый как мел:
— За такие штучки отдают под военно-полевой суд,— сказал он дрожащим голосом.

Промыв рану, заложив в нее марлевую «турунду» и перебинтовав, я впрыснул полковнику камфару. К утру он пришел в себя. В Пскове мы его не сдали. Довезли до Москвы. Я был счастлив, как никогда в жизни! В поезде была книга, в которую записывалась каждая перевязка. Я работал только на тяжелых. Легкие делали сестры. Когда я закончил свою службу на поезде, на моем счету было тридцать пять тысяч перевязок!

— Кто этот Брат Пьеро? — спросил Господь Бог, когда ему докладывали о делах человеческих.
— Да так… актер какой-то,— ответил дежурный ангел.— Бывший кокаинист.
Господь задумался.
— А настоящая как фамилия?
— Вертинский.
— Ну, раз он актер и тридцать пять тысяч перевязок сделал, помножьте все это на миллион и верните ему в аплодисментах.

С тех пор мне стали много аплодировать. И с тех пор я все боюсь, что уже исчерпал эти запасы аплодисментов или что они уже на исходе. Шутки шутками, но работал я в самом деле как зверь…»

Александр Вертинский, «Дорогой длинною…»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Спасение знамен кадетского корпуса

В 1906 году Константин Константинович вручил Симбирскому кадетскому корпусу дарованное российским императором знамя. Кадеты зачитали перед великим князем написанную Петром Великим присягу: «За оным знаменем пока жив следовать буду и во всем так себя вести и поступать, как честному, верному, послушному солдату надлежит. В чем да поможет мне Господь Всемогущий».

Когда большевики пришли к власти, стало очевидно, что кадеты и юнкера — их классовые враги, и одним из первых решений новой власти стало закрытие кадетских корпусов по всей России и переформирование их в военные училища. К началу марта 1918 года Симбирский кадетский корпус уже находился под контролем местных большевиков. У входа в корпусное здание стояли часовые. В вестибюле располагался главный караул с пулеметами. Знамена находились в корпусной церкви, дверь которой была закрыта на ключ и охранялась часовым. А рядом, в столовой был караул из пяти красногвардейцев.

О намерении большевиков отобрать знамена, сообщил, пришедший во 2-е отделение 7-го класса, полковник Царьков, один из корпусных преподавателей, особенно любимый кадетами. Поцеловав близ стоявшего кадета, полковник этим намекнул кадетам на их обязанности в отношении корпусной святыни.

Отделение поняло намек и, не посвящая других кадет, составило план похищения знамен, в исполнении которого приняли участие все, без исключения, кадеты славного второго отделения, выполняя полагающиеся, сообща продуманные и распределенные задачи.

Кадетам А. Пирскому и Н. Ипатову посчастливилось незаметно снять слепок ключа от церковной двери. А вечером, когда хитростью удалось отвлечь внимание часового и караула, заготовленным по слепку ключом открыли церковь, сорвали полотнища и, охраняемые всюду расставленными «махальными», доставили знамена в свой класс.

Снимали знамена: А. Пирский, Н. Ипатов, К. Россин и Качалов — прикомандированный кадет 2-го Петербургского кадетского корпуса.

Большевики, утром заметившие исчезновение знамен, производили обыски во всех помещениях корпуса, но безрезультатно. Знамена, очень находчиво, были скрыты в классе же, на дне бочонков с пальмами. Но возникла новая задача — вынести знамена из корпуса. Через два дня, когда по сговору предстояло передать знамена находившемуся в городе прапорщику Петрову, который лишь в 1917 году окончил Симбирский же корпус, — решили действовать «на ура». Самые сильные кадеты отделения спрятали знамена за пазуху, их окружили толпой и разом кинулись через швейцарскую, мимо растерявшихся часовых, на улицу.

Потом, когда передача знамен уже была произведена, вернулись в корпус и объяснили свою выходку желанием подышать свежим воздухом, прогуляться.

В дальнейшем, уже после роспуска корпуса, большевики арестовали целый ряд корпусных офицеров, обвиняя их в сокрытии знамен. Находившиеся еще в городе кадеты славного второго отделения собрались для обсуждения вопроса — как бы выручить из тюрьмы офицеров, даже не знавших, где находятся знамена. Кадеты А. Пирский, К. России и Качалов предложили, что они сознаются большевикам в похищении знамен, а при допросах будут заявлять, что знамена увез Н. Ипатов, который больше месяца тому назад уехал в Манчжурию.

Так и поступили. Воспитатели вышли из тюрьмы, а их места заняли кадеты. Но Бог вознаградил их дух: так получилось, что суд признал их невиновными … А от мести большевиков им удалось сбежать.

Знамена переданы были на хранение сестре милосердия Евгении Викторовне Овтрахт. Она спрятала их и передала в руки генерала барона Врангеля после занятия добровольцами гор. Царицына. Приказом за № 66 от 29 июня 1919 года за этот подвиг она была награждена Георгиевской медалью. В январе 1955 года знамя, спасенное г. Овтрахт, ставшей игуменьей Эмилией, прибыло в США и ныне находится в митрополичьем храме Синода Зарубежной Церкви.

Марков Анатолий Львович
«Кадеты и юнкера»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Герои Первой мировой и гражданской — Виктори́н Михайлович Молчанов

Участник Первой мировой войны, командовал ротой в 7-м Сибирском сапёрном батальоне, затем был командиром 3-й отдельной инженерной роты 3-й Сибирской стрелковой дивизии, капитан. Участвовал в боях на реке Бзура, где в июне 1915 немцы произвели газовую атаку, повлекшую гибель около 10 тысяч русских военнослужащих. В этом бою погибли три взвода из роты штабс-капитана Молчанова. Сам он, находясь с 4-м взводом своей роты, получив доклад о начале газовой атаки, приказал подчинённым немедленно намочить тряпки и дышать только через них, при этом заняв позиции вместо отравленных газами солдат. Попытка немцев захватить позиции русских войск после газовой атаки окончились неудачей. Встретив плотный пулемётно-ружейный огонь сапёров, противник был вынужден отступить. Однако сам штабс-капитан Молчанов, отдавая команды и управляя стрельбой из пулемёта, получил отравление. Был эвакуирован в тыл и после недолгого лечения вернулся в свою роту.
В 1917 в чине подполковника служил инженером корпуса. 20 февраля 1918, находясь в штабе корпуса, неожиданно был атакован группой немецких солдат. Занял оборону вместе с несколькими сапёрами, но был ранен в обе ноги и попал в плен. В апреле 1918 из плена бежал.
Вернулся в Елабугу. Возглавил крестьянский отряд самообороны, успешно действовавший против большевистских продотрядов. Центр движения под руководством Молчанова находился в селе Алнаши, местное население передало подполковнику всю военную и гражданскую власть в волости. Позднее вспоминал, что во всей волости нашлось всего лишь шесть винтовок, несколько шашек, два револьвера и одна пулеметная обойма. В то же время людей «явилось сотни, и я выбрал из них дружину полностью. Назначил командиров рот и эскадронов. Эскадрон пополнили исключительно татары — рослые, красивые молодцы на великолепных конях. Приказал остальным вооружиться дробовиками, сноповыми вилами». Восстание распространилось и на соседние волости, всего в состав отряда входили около 9 тысяч человек.
К сентябрю 1918 отряд подполковника Молчанова, присоединившийся к Народной армии Комитета членов Учредительного собрания, сократился в численности, но всё равно насчитывал около 4 тысяч человек. После отступления за Уфу (в связи с общим наступлением Красной армии), отряд был переформирован в 32-й Прикамский стрелковый полк. В конце 1918 Молчанов был произведён в полковники армии адмирала А. В. Колчака, а в январе 1919 назначен командиром Ижевской отдельной стрелковой бригады в составе 2-го Уфимского армейского корпуса. Бригада была сформирована на основе частей Ижевской Народной армии, созданной в 1918 ижевскими рабочими, восставшими против большевиков.
Успешно действовал во время весеннего наступления белой армии, за что был произведён в генерал-майоры. Участвовал в неудачной для белых Челябинской операции, смог сохранить боеспособность своих войск. За успешные бои на Тоболе в сентябре 1919 был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени (11.09.1919). За боевые отличия Верховный правитель А. В. Колчак вручил Ижевской дивизии Георгиевское знамя, к знаменам ряда полков прикрепил Георгиевские кресты. Во время Великого Сибирского Ледяного похода командовал арьергардом 3-й армии, прикрывал отступление основных сил генерала В. О. Каппеля. Смог прорваться по льду р. Енисей, к деревне Подпорожье расположенной выше по течению на реке Кан, притоке Енисея, где соединился с основными силами белых, отступавших на восток. Когда после смерти Каппеля командование принял генерал С. Н. Войцеховский, Молчанов возглавил авангард белых войск.
После прихода «каппелевцев» в Читу стал заместителем командующего Дальне-Восточной армией и командиром 3-го стрелкового корпуса этой армии. Был произведён генералом Г. М. Семёновым в генерал-лейтенанты, но этого звания и погон не принял. После разгрома Дальне-Восточной армии вывел 3-й корпус по КВЖД на территорию Приморья, где привёл его в боевую готовность. Отказался от чина генерал-лейтенанта как присвоенного дискредитировавшим себя Семёновым. В декабре 1920 объединил под своим командованием войска своего 3-го корпуса, 2-го корпуса (командующий — генерал И. С. Смолин) и 1-го Сводного казачьего корпуса (командующий — генерал В. А. Бородин). В ходе ликвидации на Дальнем Востоке временного правительства Приморской областной земской управы в июне 1921 стал начальником гарнизона Владивостока.
Руководил войсками Приамурского Временного правительства, получившими наименование Повстанческой Белой армии. Начав осенью 1921 наступление, нанёс ряд значительных поражений Дальневосточной армии большевиков, занял почти всё Приамурье и Приморье, а в декабре 1921 — Хабаровск, затем перешёл к обороне. Потерпел поражение 12 февраля 1922 под Волочаевкой от войск Красной армии и отступил в Приморье. В августе 1922 новый правитель Приморья генерал М. К. Дитерихс назначил Молчанова командующим Поволжской группой войск. В августе — сентябре 1922 участвовал в неудачных для белых в боях под Спасском. Эвакуировался из Приморья на судах флотилии адмирала Ю. К. Старка в Гензан (Корея).
Выехал в Маньчжурию, позднее жил в США. В 1928—1967 работал суперинтендантом в здании «Саттер и Монтгомери» в Сан-Франциско, затем вышел на пенсию. Автор мемуаров.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Речь атамана

«Россия умирает, мы присутствуем при последних ее вздохах! Была великая Русь — от Балтийского моря до океана, от Белого моря до Персии. Была — целая, великая, грозная, могучая, земледельческая, трудовая Россия и ее нет…
Среди мирового пожара, среди пламени родных городов, среди свиста пуль и шрапнели, так охотно выпущенных солдатами внутри страны по безоружным жителям; среди полного спокойствия на фронте, где идет братание, среди ужасающих расстрелов женщин, изнасилования учениц, среди массового, зверского убийства юнкеров и офицеров, среди пьянства, грабежа и погромов, ты, наша великая Мать-Россия, в своем красном сарафане легла на смертный одр. И здесь тебя не оставляют в покое, грязными руками сдергивают с тебя последние ценности, у одра твоего звенят немецкие марки! Ты, любимая, отдавая последний вздох, открой на секунду тяжелые веки свои, тут, рядом с тобой стоит сын твой, гордый душой и своею свободой.
Войско оренбургское, крепись, не далек тот час великого праздника Всея Руси, все кремлевские колокола дадут свободный трезвон, и возвестят миру о целости Руси Православной!»

Походный атаман всех казачьих войск, Генерал-инспектор кавалерии русской армии, Александр Ильич Дутов

Речь атамана 7 декабря 1917 года на открытии 2-ого очередного Войскового Круга Оренбургского казачьего войска.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Орден «За Великий Сибирский поход»

11 февраля 1920 года приказом Главнокомандующего войсками Восточного фронта Генерального штаба генерал-майора С. Н. Войцеховского был учрежден Знак Отличия Военного Ордена «За Великий Сибирский поход».
В приказе об учреждении знака отличия говорилось:

«В воздаяние исключительных опасностей и трудов, понесенных войсками Восточного фронта в беспримерном походе с берегов Иртыша за Байкал, утверждаю Знак Отличия Военного ордена «За Великий Сибирский поход».
Знак отличия имел две степени. Знак отличия первой степени вручался всем бывшим в строю и в оперативных штабах войск и носился на Георгиевской ленте. Знак отличия второй степени вручался всем остальным, в том числе гражданским лицам и носился на Владимирской ленте.
Знак отличия представляет собой изготовленный из серебра терновый венец, пересечённый золотым мечом рукоятью вниз. Внешне знак сильно напоминает «Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода», однако последний отличается тем, что был изготовлен из серебра полностью.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

О исходе из Крыма — текст для песни

Есаул уплывал в никуда,
Позади сотни вёрст и могил.
Закатилась казачья звезда-
Он из сотни остался один.

Белый Крым не смогли удержать,
Слышен плач боевых кораблей.
Будем жизнь за бугром доживать
Без России и сыновей.

ПРИПЕВ:

Черноморская волна, замедли бег,
Разреши ещё взглянуть на русский берег.
В памяти останутся навек
Батькин хутор и бурлящий Терек.

Лава с лавой рубились в степях,
Ни себя не жалея, ни красных.
Всё напрасно, Отчизна в слезах,
Власть захвачена бандою грязной.

Казаков испытанья секли,
Как будённовцев шашки в сраженьях.
Но достойно свой крест пронесли,
На Голгофе не встав на колени!

ПРИПЕВ:

Черноморская волна, замедли бег,
Разреши ещё взглянуть на русский берег.
В памяти останутся навек
Батькин хутор и бурлящий Терек.

Слова В. Голохвастов

Друзья, может, кто споёт?

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

О добродушии и незлобии русских солдат

Даже будучи в крайне бедственном материальном положении, русские солдаты и офицеры эвакуировавшейся из Крыма армии Врангеля не только не нарушали воинской дисциплины, но и не грабили и не обижали местных жителей мирного города.

«Местное население, — писал полковник С.Н. Ряснянский, — с ужасом встречало прибывших русских, т.к. ранее бывшие в Галлиполи воинские части турок, немцев, англичан и французов очень обижали жителей, грабили их и приставали к женщинам. Но очень скоро местные жители увидели, что плохо одетые, нуждающиеся во всём русские никого не обижают и никого не грабят. Однажды греческий префект был у генерала Кутепова и сказал: «Посмотрите, вот уже более полугода русские живут в наших домах на скудном пайке, а вокруг их домов безопасно бродят сотни кур и иной птицы. Уверяю вас, что всякая другая армия давно бы съела их ! За время пребывания русских в Галлиполи не было ни одного случая, чтобы русские были грубы или невежливы к местным женщинам.»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Расстрел Колчака

Около пяти часов утра 7 февраля 1920 года адмирал Колчак и премьер-министр Пепеляев были выведены из тюрьмы на окраину города и расстреляны. Существуют различные рассказы о последних минутах адмирала Колчака; все они свидетельствуют, что он умер смело и честно.
Вот как об этом расстреле рассказывал непосредственный исполнитель некто Солуянов:

«Охрану в тюрьме, где сидел Колчак, сменили за день до его расстрела.

Дело было рано утром. В камеру к Колчаку пришли ровно в четыре часа и сказали, что есть постановление местного революционного комитета о том, чтобы его расстрелять. Он спокойно спросил: «Что, без суда?» Ему ответили, что без суда. Сначала вывели из камеры Пепеляева, потом вывели Колчака и повели их на Ушаковку.

В пятидесяти метрах от тюрьмы была прорубь, где обычно полоскали белье. Из семи сопровождавших Колчака только один был с карабином. Он освободил прорубь ото льда. Колчак все время оставался спокойным, не сказал ни одного слова. Его подвели к проруби и предложили встать на колени. Адмирал молча бросил шинель на меху около проруби и выполнил требование.

Все это время он смотрел на небо в сторону севера, где ярко горела звезда. Мне кажется, что Колчак смотрел на полярную звезду и думал о чем-то своем. Приговор, конечно, никому не зачитывали. Сначала расстреляли Колчака. К его затылку все семь человек приставили револьверы. Я так испугался, что при нажатии на спусковой крючок закрыл глаза. Когда после выстрелов открыл их, то увидел, как шинель уходила под воду.

Второго расстреляли немного позже. Потом все вернулись в тюрьму и уже там составили протокол, расписав казнь поминутно. Протокол составили в пять часов. В нем сказано, что Колчака расстреляли на Ушаковке. Конкретное место не описано. Судя по времени, после того как о расстреле объявили Колчаку и составили протокол, прошел один час, казнь была недалеко от тюрьмы».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Нет здесь золотопогонников

Как раненые красные защищали от раненых белых… Парадоксы самой страшной войны — гражданской. Когда люди одной крови, одной веры убивают друг друга…

Мы увидели в тумане толпу солдат, ведущих коней на водопой, и снова не знали, кто там, свои или враги. Именно тогда к штабу полка вернулся дозор с пленным: это был красный казак. Льгов занят Червонной дивизией. (…)
Выблеснули выстрелы, нас встретили залпами, бранью. Я приказал: «Огонь!» Мы бросились с криками «ура» на вокзал и смяли красных, захватили толпу пленных. (…) Еще до рассвета Льгов был очищен от красных (…)
Красным не удалось развернуться во Льгове вовсю. В больницу, где было до двух сотен наших, красные ворвались со стрельбой и криками:
— Даешь золотопогонников!
Они искали офицеров. Несколько десятков их лежало в палатах, все другие раненые были дроздовскими стрелками из пленных красноармейцев. Ни один из них в ту отчаянную ночь не выдал офицеров. Они прикрывали одеялами и шинелями тех из них, у кого было «больно кадетское» лицо; они заслоняли собой раненых и с дружной бранью кричали большевикам, что в больнице золотопогонников нет, что там лежат одни пленные красноармейцы. Туда мы подоспели вовремя. В больнице не было ни одного замученного, ни одного расстрелянного.

«Дроздовцы в огне» А. Туркул

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Сталин должен был бояться народной мести больше, чем германского наступления.

«…  У него перед глазами пронеслись учиненные им страшные злодеяния над безвинными людьми, перед ним восстали многомиллионные его жертвы, и он не только понимал, но и знал и чувствовал, что народ его ненавидит, насколько человек способен ненавидеть. Он понимал, что вынужденный молчать народ вместе с ним остро ненавидит и коммунистическую партию со всеми ее атрибутами — эту чуму XX века, ибо между ним и партией — с одной стороны, и народом — с другой стоят страшные картины воцарения коммунизма в стране; десятки миллионов расстрелянных и замученных в тюрьмах и концлагерях ЧК, НКВД, поголовное истребление крестьянства и многие другие зверства, учиненные над невинными людьми. И он страшился, что в этот тяжелый и решительный момент над ним могут разразиться народный гнев и возмездие. Сталин очутился в положении волка на псарне. И он бросил казенную партийную фразеологию и заговорил языком, понятным и близким народу.
Отсюда и возникла необходимость манипулировать именами героев дореволюционной России. Кстати, это двурушничество тогда привело коммунистов к парадоксу — с одной стороны — восхвалять и славить Суворова, а с другой — Пугачева, которого Суворов разбил и заполонил как мятежника.
Короче говоря, со дня вторжения немцев в пределы Советского Союза советская пропаганда взяла на вооружение патриотические и национальные лозунги, которые до того рассматривались как архаизм и контрреволюция и жестоко преследовались (сколько народу было арестовано и расстреляно за буржуазный национализм?). Однако, когда этот первый шок прошел, партийная верхушка, чтобы в какой-то мере вернуть утерянные ею позиции, придумала лозунг в борьбе против немцев: «За Родину — за Сталина!» Умно, ничего не скажешь! Объединила необъединимое. Само собою разумеется, что за Родину сражаться будет каждый, а за спиной Родины устроился Сталин с уверенностью, что она и его вытянет, и вытащила».

Константин Кромиади (1893-1990).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

О белом движении. Был ли другой путь борьбы с большевиками?

Эти строки написаны одним из умнейших людей своего времени Антоном Владимировичем Карташевым в эмиграции, они были опубликованы в журнале белой эмиграции «Вестник Первопоходника» в 1966 году, уже после смерти автора…
«Скажут:
— Опять Белое движение! Да когда же «они» убедятся, что оно умерло?!…
Успокойтесь, не убедимся никогда, ибо не играем словами, а говорим серьезно, по существу.
Да, не одна уже страница Белаго движения исторически перевернулась безвозвратно. Но повесть далеко еще не кончена, и новыя страницы еще впереди…
C Белым движением дело обстоит именно так, что отвернуться от его моральной безпорочности нельзя, не рискуя моральным отступничеством вообще. Никто из лукавых противников Белой борьбы не решается прямо в лоб напасть на нея. Отвлекают внимание к мелочам, к второстепенному, к ея уродствам, к ошибкам, чтобы скрыть ее святую сердцевину.
Ведь ничто другое, кроме Белой борьбы, не спасало и не спасло честь нации и честь России. Стоит только поставить себе вопрос: а если не вооруженная фронтовая борьба Белых армий против нашествия большевизма, то что другое? И ответ будет ясен. Не резолюции же городских дум и митингов. Если не воинское оружие, то надо было безропотно целовать руку Ленина с момента прибытия его на Финляндский вокзал в Петрограде, приглашать прямо пожаловать в Зимний дворец Бронштейна, Апфельбаума, Собельсона и прочих «апостолов правды революции».
И в грядущем не может быть ничего другого, освобождающаго и очищающаго Россию от проказы большевизма, кроме духовной правды, двигавшей Белой борьбой, ибо Россия едина в своей духовной сущности, и возстановление ея — есть исполнение идеала Белой борьбы.
Лукавцы с другого фланга внушают мысль о какой-то якобы иной правде и ценности грядущей национальной революции, со включением в нея сталинскихъ достижений.
Но можно ли признать морально нормальными людей, для которых добро и зло не понятны и правда не едина?..
Когда возстановится… неизменное единство и торжество самосознания России, тогда будет ясно и всем недоумкам, и всем моральным уродам, и всем лжецам и софистам, что простосердечное, никакими чернильными душами не надуманное возстание Белых воинов за сохранение «честной и грозной» России и есть единственный путь, единственная цель и единственная правда…
Не было двух Россий, нет и не будет… Нет двух законов совести, как нет двух мерил добра и зла. Замысел оторвать Россию от правды Белаго движения — есть фальшивый замысел подменить ея душу, смысл ея существования, ея историческую миссию, ея правду. И освободить, и возстановить ее мечтают не на путях чести и правды, а путем авантюр, ловкачества, демагогии и обманов. Завидуя безчестным и лживым успехам большевиков, воображают, что остается единый путь к власти — это та же кощунственная игра идеями, неразборчивость в средствах, демагогическия приманки для масс. Какое это извращенное, легкомысленное, мертвенное и оскорбительное представление о России, о русском народе! Как будто, раз вырвавшись из большевистской каторги, он снова побежит за вторым изданием тех же лживых приманок. Как будто, извергнув из души большевисткия мерзости, он может захотеть какой-нибудь другой правды, кроме единственной русской, то есть «белой»!
Нам отвратительно лицемерие мировых сил, признающих насильническую власть интернациональной шайки за нашу Россию. Но насколько нетерпимее подобное же извращенчество в нашей собственной среде. Как только русские люди порываютъ связь с «белым» знаменем, их сейчас же поражает какая-то духовная слепота.
Они сбиваются с пути. Бегут за болотными огнями «пореволюционности», советчины, «достиженчества» и прочих лжей.
А правда была и будет только одна — самоочевидная, вечная.
К сожалению, немало умопомраченных, которым не все ясно. Посему не перестанем по соловьевской формуле «оправдывать добро» паки и паки…
А.Карташев «Вестник Первопоходника», 1966, №55/56.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Непримиримая ненависть белого генерала

«Православная вера, родина, семья — вот те три устоя, на которых русский народ строил свою жизнь, свое государство. И им советская власть, олицетворенная коммунистами, объявила беспощадную войну. В моей душе сейчас живут три чувства — безграничная ненависть к большевикам, правящим Россией, надежда, что мне придется участвовать в свержении их власти и вера в грядущее возрождение России.

Я не могу примириться с большевиками ни как с людьми, коммунистами, ни как с государственной властью в России, потому что нет ни одного вопроса морального, политического или экономического характера, как во взаимоотношениях людей между собой, так и в отношениях правительственной власти к населению и обратно, по которым взгляды, проводимые советской властью в жизнь, не стояли бы в полном противоречии с тем, чем жила Россия в течение веков и что привело ее к величию, славе и благосостоянию.

Вот почему я непримирим к советской власти. По этой же причине я считаю, что всякий русский эмигрант должен быть непримирим к ней. Если же он ищет компромисса с ней, приспособляется к ней, то он не может называть себя русским эмигрантом: это звание в самом себе таит молчаливый обет бороться с советской властью. В противном случае эмигрант обращается в беженца, убежавшего из России лишь для спасения своей жизни.»

Генерал Миллер Е. К.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Присяга Колчака

29 января 1919 г. А.В. Колчак принял присягу «На верность Государству и законам страны». Его примеру последовал председатель Совета министров Российского правительства П.В. Вологодский и остальные члены правительства. В Успенском кафедральном соборе Омска архиепископ Омский Сильвестр благословил на службу России Верховного правителя А.В. Колчака.

Приводим ее полный текст:

«Обещаюсь и клянусь перед Всемогущим Богом, Святым Его Евангелием и Животворящим Крестом быть верным и неизменно преданным Российскому государству, как своему Отечеству.
Обещаюсь и клянусь служить ему по долгу Верховного Правителя, не щадя жизни своей, не увлекаясь ни родством, ни дружбой, ни враждой, ни корыстью, и памятуя единственно о возрождении и преуспеянии государства Российского.
Обещаюсь и клянусь воспринятую мною от Совета министров верховную власть осуществлять согласно с законами государства до установления образа правления, свободно выраженного волей народа.
В заключение данной клятвы осеняю себя крестным знамением и целую слова и крест Спасителя моего.
Аминь
»

Омск,  29 января 1919 года.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Легенды о есауле Чернецове

Про есаула Василия Михайловича Чернецова — организатора первого партизанского отряда на Дону для противостояния большевикам — еще при его жизни начали складываться легенды. Вот некоторые из наиболее ярких этих историй.

На станции Дебальцево, по пути в Макеевку, паровоз и пять вагонов Чернецовского отряда были задержаны большевиками. Есаул Чернецов, выйдя из вагона, встретился лицом к лицу с членом военно-революционного комитета. Солдатская шинель, барашковая шапка, за спиной винтовка — штыком вниз.
— Есаул Чернецов?
— Да, а ты кто?
— Я — член военно-революционного комитета, прошу на меня не тыкать.
— Солдат?
— Да.
— Руки по швам! Смирно, когда говоришь с есаулом!
Член военно-революционного комитета вытянул руки по швам и испуганно смотрел на есаула. Два его спутника — понурые серые фигуры — потянулись назад, подальше от есаула…
— Ты задержал мой поезд?
— Я…
— Чтобы через четверть часа поезд пошел дальше!
— Слушаюсь!
Не через четверть часа, а через пять минут поезд отошел от станции.

Однажды на одном из митингов в “Макеевской Советской Республике” шахтеры решили арестовать Чернецова. Враждебная толпа тесным кольцом окружила его автомобиль. Угрозы, ругань…
Чернецов спокойно вынул часы и заявил: “Через десять минут здесь будет моя сотня. Задерживать меня не советую…”
Рудокопы хорошо знали, что такое сотня Чернецова. Многие из них были искренно убеждены, что Чернецов, если захочет, зайдет со своей сотней с краю и загонит в Азовское море население всех рудников…
Арест не состоялся.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

 

Владимир Каппель — истинный сын своего Отечества

26 января 1920 года скончался легендарный генерал Белой армии, верный сын России Владимир Оскарович Каппель (28 апреля 1883 — 26 января 1920).

Что такое было в нём, если даже после смерти, после многих лет советского ненавистного отношения к нему, извращения его идей и замалчивания его заслуг перед Отечеством, он все же в России стал героем, которого чтят и уважают многие.

Он был офицером с высокими этическими и патриотическими стандартами, верующим христианином, верным мужем и любящим отцом.
Как только появилась возможность военного выступления против коммунистической власти – поднял эту перчатку без колебания и последовательно боролся с красной заразой до самого конца своей жизни. Нет, значительно дольше.

А так началась эта борьба:
8 июля 1918 вскоре по изгнанию большевиков из Самары восставшим Чехословацким корпусом, русские офицеры организовали первые отряды молодых добровольцев, можно сказать повстанцев, для защиты от контратакующих красных. Так как силы их были невелики – несколько рот пехоты, эскадрон кавалерии и 2 пушки – никто из офицеров не спешил взять на себя ответственность командования этой «армией». Шансы её против большевистских частей были всем ясны. Все офицеры молчали, потупившись … Внезапно поднялся скромный на вид, почти никому неизвестный молодой, 36-летний, неброский подполковник и тихо сказал:
«Раз нет желающих, то временно, пока не найдётся старший, разрешите мне повести части против большевиков», — спокойно и негромко произнёс он.

Уже летом имя Каппеля стало известно по всей Волге, Уралу и Сибири.
Своим добровольцам неоднократно повторял:

«Идите с поднятой головой и с открытой душой, с крестом в сердце, с винтовкой в руках тернистым крестным путем «.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Армия Корнилова

Армия генерала Корнилова была национальной армией и в лозунгах не нуждалась. У нее было одно заветное слово, побеждавшее опасности и смерть, спаявшее армию железной дисциплиной. Это слово было: Россия. Все лозунги временны и преходящи, понятие Родина — вечно. Отчетливо и ясно это понятие было поставлено в основу объединения русских людей. И в этом смысле армия генерала Корнилова — предвестница будущей национальной России. Служению России, своему народу, должно подчиняться все остальное.

Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

24 января — День памяти жертв геноцида казаков.

Ежегодно 24 января в России вспоминают жертв политических репрессий казачества. Ровно 100 лет назад, 24 января 1919 года, Оргбюро ЦК РКП (б) выпустило циркулярную инструкцию за подписью Свердлова. Она вошла в историю как «директива о расказачивании», определившая политику власти по отношению к казакам — сословию, которое на протяжении нескольких столетий укрепляло воинскую славу Отечества. Сатанинская по запредельной жестокости секретная директива положила начало геноциду казачества на государственном уровне.
Идеологи, вдохновители и организаторы геноцида казаков — Лев Бронштейн (Троцкий), Владимир Ульянов(Ленин), Яков Свердлов и другие. Ни перевоспитывать, ни большевизировать «контрреволюционное» казачество большевистские вожаки не собирались. Они решили его уничтожить как таковое.

Казаки с первого этапа Гражданской войны стали ведущей антибольшевицкой силой. Очень способствовала этому политика советского руководства, чуть ли не с первых декретов Советской власти направленная на духовное и физическое уничтожение казаков. Казаки были поставлены перед простым выбором — духовная смерть и прозябание в изощренном рабстве или антибольшевистское сопротивление, борьба с поработителями. Большинство казаков выбрали второй путь.

Репрессии, обобщенно и емко называемые «расказачивание», задуманы были революционерами задолго до 1917 года. И вовсе не в мифическом подавлении «народных выступлений» дело (кстати, казаков советские историки обычно «путали» с конной жандармерией). Консерватизм взглядов, свободолюбие, любовь к родной земле, самодостаточность, независимость, зажиточность, предприимчивость, грамотность казаков неизбежно делали их врагами большевиков.

В России до 1917 года довольно компактно (по территориям 12-ти казачьих войск) проживало более 6 миллионов казаков. Идеологи «мировой революции» объявили их «опорой самодержавия», «контрреволюционным сословием». Как писал Ленину один из таких «теоретиков», И. Рейнгольд: «Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и заигрывание с казачеством: ни на минуту нельзя забывать, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица — вооруженный лагерь, каждый хутор — крепость».

Первые карательные акции были организованы большевиками сразу после октябрьского переворота — силами „интернационалистов“ (особенно латышей, мадьяр, китайцев), «революционных матросов», горцев Кавказа, иногороднего (т.е. неказачьего) населения казачьих областей.
Террор против казаков достиг своего первого пика еще в ходе Гражданской войны, оформившись известной директивой Оргбюро ЦК ВКП(б).
24 января 1919 г. Оргбюро ЦК выпустило циркулярную инструкцию за подписью Свердлова, в которой говорилось:

«…Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбы со всеми верхами казачества путем ПОГОЛОВНОГО ИХ ИСТРЕБЛЕНИЯ. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:
1. Провести МАССОВЫЙ ТЕРРОР против богатых казаков, истребив их ПОГОЛОВНО; провести беспощадный МАССОВЫЙ ТЕРРОР по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо принять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти….»

Любопытно, что ни один из палачей, начавших в России казачий и русский геноцид, не умер своей смертью.
Главу большевистской партии Ленина в самом зените славы и могущества поразило кровоизлияние в мозг и последние годы жизни тот провел в Горках, изолированный от всех. Местные крестьяне, проходя мимо его тщательно охраняемого особняка, почти до самого 21 января 1924 года слышали нечленораздельные крики и вопли выжившего из ума «гениального» классика марксизма-ленинизма. (Посмертное вскрытие показало полную атрофию одного из полушарий его головного мозга.)
Иона Якир, уже почти достигший маршальской звезды, страшно закончил жизнь в 1937 году в подвалах Лубянки.
Точно такая же судьба годом позже постигла палача донских казаков и семьи Романовых Александра Белобородова.
Злой гений России Лев Троцкий последние десять лет жизни скрывался за границей, постоянно меняя дома и страны. Почти все близкие его уже были уничтожены Сталиным, наступала и его очередь. Она пришла в 1940 году вместе с посетителем, у которого за пазухой был спрятан альпеншток. В спорах генсек ЦК ВКП(б) Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) любил подбирать аргументы потяжелее!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Полковник Василий Чернецов — умереть с честью

«Да, я погибну! Но также погибните и вы! Разница между моей и вашей смертью будет в том, что я буду знать, за что я умираю и умру с восторгом, а вы не будете знать, за что умираете и погибните в глухом подвале, с тупым молчанием, как овцы на бойне.»

Полковник Василий Михайлович Чернецов (22 марта [3 апреля] 1890, станица Калитвенская, Область Войска Донского — 23 января 1918, близ хутора Иванкова, Область Войска Донского).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Стих безымянного героя

Видишь русских полей пыль,
Слышишь конских копыт стон;
Я тебе расскажу быль,
Как я был за тебя казнен.

Когда горсть молодых бойцов
Прикрывала отход полка,
Я увидел врага в лицо
И надменный смерти оскал.

Выбор дали мне: «Хочешь жить,
Поцелуй наш кровавый стяг,
А иначе будешь убит,
Как заклятый народа враг».

Я молчал, а палач спросил:
— «Ну зачем умирать тебе,
ведь у белых нет больше сил,
и мы победим в войне?».

— «Ну и что, — так ответил я, —
победите вы здесь, на земле,
но когда-то сгорит земля;
ваша участь гореть в огне.

А мой выбор предельно прост;
Я средь русских умру берез
За свободу Руси Святой
И за тех, кто прочтет стих мой.

Выбираю я небеса,
Там победа моя и жизнь.
О, высот неземных краса,
Я целую твою синь…».

Видишь русских полей пыль,
Слышишь конских копыт стон;
Я тебе рассказал быль,
Как я был за тебя казнен.

Слава Богу за всё!

Стихотворение найдено в сети. Разместивший описал, что стихотворение найдено в ладанке на месте расстрела белогвардейцев.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Михаил Пришвин, 1930 г.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Сталинская листовка времен Гражданской

Из листовок времен гражданской войны эта, сталинская, единственная. В ней нет призывов «в грозный час», «грудью на защиту», «вперед», «сомкнем ряды». А просто:

«семьи перешедших на сторону белых арестовываются и берутся в заложники».

Этим можно объяснить тот факт, что даже при желании примкнуть к белым, не все решались подвергнуть близких опасности попасть в ЧК, где царили изуверские пытки.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

“Шарабан”

О конспирации и мерах предосторожности антибольшевистского подполья, о смелости и мужестве белых командиров, а также о том, что такое “Шарабан”, вы узнаете из нашей сегодняшней статьи.

Противобольшевистская организация в Самаре была сконструирована по системе десятков, то есть знали друг друга только в своем десятке. Десятники знали других десятников, но часто не знали рядовых из состава не своего десятка и так далее. Старших и опытных офицеров в организации почти совсем не было, поэтому полковнику Галкину (главе организации) нужно было быть особенно осторожным и предусмотреть многое. Общих собраний даже для всех десятников не бывало: собирались небольшими группами в разных местах, десятники сами ходили к Галкину или же посылали своего представителя в штаб-квартиру за получением директив.

Места для встреч десятников каждый раз менялись из предосторожности. Излюбленными местами для сбора десятников и членов организации были: самарский яхт-клуб, две (в разных местах) студенческие чайные, сад кафедрального собора и др. В этих местах по вечерам собирались студенты и учащаяся молодежь петь песни. Там же незаметно собиравшиеся участники противобольшевистской организации обменивались новостями и разной информацией.

Как бы общим паролем для всех членов организации была популярная в то время игривая песенка “Шарабан”. И когда появлялся какой-нибудь новый человек среди членов организации, то не знавшие его спрашивали своих людей: “Кто?” И если получали ответ: “Он — шарабанщик”, это значило: “свой”. Песенка “Шарабан” впоследствии играла большую роль в жизни Народной армии и охотно распевалась во всяких случаях жизни бойцов. Распевая “Шарабан”, наша пехота часто шла в атаку на красных, во главе с Борисом Бузковым, который был ранен в Гражданскую войну шесть раз. Под деревней Беклемишево (под Казанью), ведя свою пехоту под звуки “Шарабана” в атаку на красных, Бузков был ранен в правую руку навылет и, перехватив револьвер левой рукой, он под тот же “Шарабан” продолжал идти на красных. Ближайший солдат на ходу сделал ему перевязку. Скоро другая пуля пробила ему плечо. Бузкова положили на носилки, перевязали и, истекающего кровью, понесли в тыл. Но он не переставая вполголоса продолжал напевать все тот же “Шарабан”…

В. О. Вырыпаев КАППЕЛЕВЦЫ

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

История одного штандарта

О непростом пути символа воинской чести одного из воинских подразделений Царской России.

Из мемуаров русского офицера:

«Полковник Неелов привез наш полковой штандарт в Москву. Встала проблема: где его хранить? Почти все наши офицеры и друзья были членами антиреволюционных организаций, и в любой момент их могли арестовать или провести у них обыск. Наконец решение было принято. Несколько наших офицеров собрались в квартире Виленкина на церемонию прощания со штандартом Сумского гусарского полка. Штандарт положили в простую деревянную коробку, и в полной тишине каждый из присутствующих вогнал гвоздь в крышку коробки. – Я больше не могу выносить этот стук, – разрыдался Виленкин. – Ведь вы хороните славу нашего полка. Древко распилили на маленькие кусочки, и один из них прислали мне в Санкт-Петербург».

Владимир Литтауэр

«Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии. 1911-1920»

После «похорон» штандарта А. А. Виленкин, будучи юрисконсультом английского посольства, отправил ящик по дипломатической почте в Европу, а спустя некоторое время был арестован чекистами и расстрелян. На этом следы штандарта теряются.

И вот, в 2011 году штандарт 1-го гусарского Сумского полка ушел с молотка на германском аукционе за 36 000 евро.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

Добровольческий Балтийский батальон

1918 года из студентов Дерптского университета и Рижского политехнического института был сформирован Добровольческий Балтийский батальон (Freiwilligen Baltenbataillon). В марте 1919 в его составе было 29 офицеров и 445 нижних чинов. С декабря 1918 батальон входил в состав 1-й эстонской дивизии, а с мая по ноябрь 1919, под названием Добровольческий Балтийский полк (Freiwilligen Baltenregiment), находился в оперативном подчинении первоначально Северному корпусу, а затем Северо-Западной Армии. К началу 1919 в своём составе 400 штыков, эскадрон силой в 100 сабель и 2 орудия. В полку также служили русские (ок. 270 чел.) и эстонцы (ок. 160 чел.).
По воспоминаниям А.П.Родзянко «Полк этот по большей части был составлен из прибалтийских дворян-помещиков и произвел на нас прекрасное впечатление: одеты они были сравнительно хорошо; резко бросалась в глаза немецкая форма, немецкий строй и команды».

На фото: Почетный крест Балтийского полка.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.Org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия в конце декабря 1919года

17-30 декабря

Ряд сохранивших оружие подразделений 4-й и 5-й дивизий участвуют вместе с эстонскими частями 17 декабря в отражении прорыва красных войск через Нарову под Вяяска (в район интернирования этих дивизий), совместной операцией почти все наступавшие уничтожены.

К концу декабря территория, удерживаемая в Принаровье юго-восточнее Нарвы (от Наровы до Анненской) 2-й и 3-й дивизиями Северо-Западной Армии (около 9 тыс. человек, 80 орудий, 2 бронепоезда), сократились примерно вдвое вследствие четырех (за 17-30 декабря) ожесточенных атак красных частей.

Армейские госпитали (около 10 тыс. больных и раненых) переполнены больними сыпным, брюшным и возвратным тифом, прибывающими в нарву по 200-250 человек в день. Дальнейшей эвакуации больных препятствует переполненность тыловых госпиталей, а также установленные эстонскими властями ограничения в перевозке больных (80 человек в день). Больных размещают в зданиях по Нарве и Ивангороду (на парусиновой и льняной фабриках, лесном заводе Зиновьева, в свободных домах). Еще около 5 тыс. больных размещены при частях. Подавляющее большинство (около 86%) армейских врачей также заболевают тифом, около 20% из них умирают. Смертность больных составляет до 50 человек в день, выживают около 50%.

МВД Эстонии в конце декабря принимает постановление об обязательной регистрации всех находящихся в Эстонии военнослужащих Северо-Западной Армии, членов их семей и беженцев, о запрещении ношения русскими офицерами, военными чиновниками и врачами военной формы и изъятия у них личного холодного и огнестрельного оружия. Разоруженные военнослужащие поступают в распоряжение МВД для использования на хозяйственных работах (лесоповал, торфо- и сланцеразработки). Правительство Эстонии требует выхода из страны (в трехдневный срок) ряда военачальников армии (в т.ч. генерала А.П.Родзянко). 31 декабря подписано перемирие между Эстонией и Советской Россией. На этот день, по эстонским данным, численность Северо-Западной Армии составляла 22 160 человек, из них 20 718 солдат.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Вечная память и Слава герою северозападнику!

Владимир Николаевич Быков (20.09.1895 — 24.12.1919)
Родной правнук А.С. Пушкина по матери, Марии Александровне Пушкиной (1862 — 1939), внучатый племянник Н.В. Гоголя по отцу, Николаю Владимировичу Быкову (1856 — 1916).
Окончил Михайловское артиллерийское училище (1916). Служил в 13-м гусарском Нарвском полку, поручик конной артиллерии.
В Северо-Западной Армии с 29.10.1919. Зачислен в состав 3-й батареи 2-го отдельного легкого артиллерийского дивизиона. В Конно-Егерском полку c 1.11.1919. Участник боев на Нарвском фронте. Умер 24.12.1919 в Головном эвакопункте № 2. Похоронен 30.12.1919 на Иваногородском кладбище в братской могиле. По данным русских архивов в Эстонии отпевал протоиерей В.Бежаницкий.
По крупицам восстанавливаются трагические события. Мы должны помнить и знать своих героев!

Ве́чная па́мять! Ве́чная па́мять! Ве́чная па́мять!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

8 / 21 декабря 1918 года был убит генерал Келлер.

Генерал Келлер — герой Великой войны, первая шашка России, единственный генерал, не предавший императора Николая II, был олицетворением чести и верности долгу.
Генерал от кавалерии граф Федоре Артуровиче Келлере прославился безумной личной храбростью еще рядовым в русско-турецкую войну и будучи награжден солдатскими Георгиями 3-й и 4-й степени, во времена Великой войны он стал заслуженно считаться наиболее выдающимся кавалерийским начальником не только Русской армии, но и обеих противостоящих коалиций. В 1914 году, командуя 10-й кавалерийской дивизией, в бою у деревни Ярославице на Юго-Западном фронте он разбил 4-ю австро-венгерскую кавалерийскую дивизию. Бой потряс воображение современников – обе дивизии сошлись в полном составе в конном бою, что было последним крупным кавалерийским сражением в мировой военной истории.
Императрица Александра Федоровна так писала о последующем наступлении Келлера в ходе Галицийской битвы: «Граф Келлер делает что-то невероятное. Со своею дивизиею он перешел уже Карпаты и, несмотря на то, что Государь просит его быть поосторожнее, он отвечает Ему: «Иду вперед».
После этого еще были блестящие победы возглавляемого Келлером III конного корпуса под Хотинами, в Заднестровском сражении, в ходе Брусиловского прорыва. Только во время последнего келлеровские кавалеристы взяли в плен 60 офицеров, 3,5 тыс. нижних чинов и захватили 11 пулеметов.
Когда пришло известие из Петрограда о победе Февральской революции и отречении Николая II от престола, Келлер стал одним из двух(!) военачальников (вторым был генерал от кавалерии Хан Нахичеванский) Русской армии, кто не побежал выражать верноподданные чувства революционным властям. Оставшись верным присяге императору до конца, он послал ему следующую телеграмму: «Третий конный корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрекся от престола. Прикажи, Царь, придем и защитим Тебя».
Это не были только слова, хотя и одни такие слова в этой ситуации были Поступком с большой буквы. Генерал, собрав представителей от каждой сотни и эскадрона, сказал им: «Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то временном правительстве. Я, ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести, и радости, не верю, чтобы Государь Император в такой момент мог добровольно бросить на гибель армию и Россию. Вот телеграмма, которую я послал Царю».
В 1918 г. Келлер начал формировать «Северную армию», задачи которой он прямо назвал в выпущенном призыве к своим бывшим солдатам и офицерам: «Во время трех лет войны, сражаясь вместе с вами на полях Галиции, в Буковине, на Карпатских горах, в Венгрии и Румынии, я принимал часто рискованные решения, но на авантюры я вас не вел никогда. Теперь настала пора, когда я вновь зову вас за собою, а сам уезжаю с первым отходящим поездом в Киев, а оттуда в Псков… За Веру, Царя и Отечество мы присягали сложить свои головы — настало время исполнить свой долг… Время терять некогда — каждая минута дорога! Вспомните и прочтите молитву перед боем, — ту молитву, которую мы читали перед славными нашими победами, осените себя крестным знамением и с Божьей помощью вперед за Веру, за Царя и за целую неделимую нашу родину Россию».
Показательно, что Келлер был единственным лидером Белого движения, которого благословил на борьбу патриарх Тихон.
Однако в Киеве планы Келлера временно изменились. На столицу «Украинской Державы» наступали петлюровцы и, 5 ноября генерал принимает предложение растерявшегося гетмана Скоропадского стать главнокомандующим войсками с одновременным подчинением ему всех гражданских властей. Фактически Келлер стал главой государства и его полномочия были выше, чем у гетмана.
Главком сразу же добился значительных успехов. Жесткими мерами, включая аресты готовившего восстание в Киеве петлюровского подполья и привлечением в армию русского офицерства и добровольцев, он предотвратил немедленный крах «Скоропадии» и стабилизировал ситуацию. Если бы ему хватило времени для окончания формирования армии, то Директория никогда не захватила бы Киев.
А, возможно, последствия оказались бы еще более глобальными. Келлер обещал через два месяца «войти в Москву» и вероятность того, что он после создания боеспособной армии сделал бы это – достаточно велика. Генерал никогда не бросал слов на ветер…
Но этим планам не суждено было сбыться, 8 /21 декабря 1918 года в Киеве по приказу Петлюры и Коновальца генерал Келлер был убит.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

ОБЩЕСТВО ГАЛЛИПОЛИЙЦЕВ

Огневыми цветами осыпали
Этот памятник горестный Вы,
Не склонившие в пыль головы
На Кубани, в Крыму и в Галлиполи.

Чашу горьких лишений до дна
Вы, живые, вы, гордые, выпили
И не бросили чаши … В Галлиполи
Засияла бессмертием она.

Что для вечности временность гибели?
Пусть разбит Ваш последний очаг –
Крестоносного ордена стяг
Реет в сердце, как реял в Галлиполи.

Вспыхнет солнечно-чёрная даль
И вернетесь вы, где бы вы ни были,
Под знамёна … И камни Галлиполи
Отнесёте в Москву, как скрижаль.
________________________
Стихи Ивана Савина (1899 – 1927)
на фото генерал–майор А.В.Туркул (1892 – 1957)

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия в начале декабря 1919 года.

1-16 декабря

Правительство Эстонии циркуляром от 1 декабря перенимает управление железнодорожным имуществом армии (26 паровозов, 1000 товарных вагонов, из них 500 с военным снаряжением), ее продовольственными и фуражными складами. Зафиксированы случаи мародерского нападения на армейские интендантские грузы, обозы и беженцев. Эпидемия тифа постепенно распространяется, охватывая военнослужащих армии, скученно размещенных в Нарве и в районе Аувере-Чудское озеро-Йыхви. Силами армии организованы 11 госпиталей вблизи мест расположения частей (2 – в Нарве-Ивангороде, в Иллука – с филиалами в Пагари и Куртна, Йизаку, Каукси, Мяэагузе, Пюхтицах) и 4 в Таллинне (в Копли и Рахумяэ).

Тифом заболевают также члены семей военнослужащих, часть беженцев и эстонского населения в районах интернирования армейских частей. Для зараженных гражданских лиц создаются больницы (в районе Сонда-Тойла-Азери). При почти полном отсутствии в армии медикаментов, помещений и оборудования, при острой нехватке медицинского персонала (большая часть его также заболевает) лазареты практически превращаются в места массового повторного заражения и умирания в антисанитарных условиях. В армии усиливается моральное разложение, зафиксированы случаи неповиновения начальникам.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия в конце ноября.

24-30 ноября
24 ноября Н.Н.Юденич, оставшись главнокомандующим Северо-Западным фронтом, назначает командующим армией генерал-лейтенанта П.В.Глазенапа и уезжает в Ревель. К 25 ноября закончен перевод через Нарову основного подвижного состава армии (20 паровозов, 800 вагонов) и ее обозов. В Эстонию перешло около трети вооруженных сил, примерно 7,5 тыс. человек (2-я и 3-я дивизии) продолжают оборону на 30-километровом участке фронта под Нарвой южнее эстонских войск (по линии Криуши-Косари-Большая Жердянка-Тербинка-Анненская).

В подразделениях армии, ожидающих интернирования в эшелоне у станции Нарва-2 близ Ивангорода (ныне затоплена водохранилищем), или в 1-й и 6-й дивизиях под Йевве (Йыхви) возникает вспышка тифа. Возможные ее причины (по мнению современников) – заражение от пленных, зараженное привозное питание (рис), диверсия. Основными переносчиками инфекции являются вши, расплодившиеся в антисанитарных условиях отступления и не оборудованных позиций. В армейских госпиталях в Нарве уже к 1 декабря находится около 2,5 тыс. больных (включая раненых). Эстонские власти запрещают армии и беженцам использовать вагоны под жилье или склады. В армии заметны апатия и недоверие к командованию.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

ДНЮ ОСНОВАНИЯ ОБЩЕСТВА ГАЛЛИПОЛИЙЦЕВ ПОСВЯЩАЕТСЯ.

Мысль о создании Общества Галлиполийцев возникла в Галлиполи (ныне г. Гелиболу, Турция) и окончательно вылилась в Уставе, принятом на собрании Учредителей Общества, 22 ноября 1921 года, в годовщину прибытия 1-го Корпуса Русской Армии в Галлиполи. 22 ноября 1921 года считается Днём основания Общества Галлиполийцев и ежегодным праздником, отмечаемой русской эмиграцией.
Почётным Председателем Общества Галлиполийцев (пожизненно) был избран генерал Врангель П.Н., а Почётным Председателем Совета Общества (пожизненно)— генерал Кутепов А.П.
Из книги И.С.Лукаша «Голое поле», 1921 год:
«…Трубач поёт вечернюю зорю. Я его вижу. Он стоит далеко синей тенью. Полыхает на меди трубы золото заката. Трубач поет вечернюю зорю, высоко подымая трубу на четыре стороны света. Зоря зовет кого-то из за гор, из вечерней дымной дали. Подымается короткими криками. Точно птица бьет багряными крыльями, порываясь лететь на закат. Я её вижу, чёткую, синюю тень трубача. Полыхает на меди багрянец. И не знаю я, о чём поет и кого кличет со всего света синий трубач. Иду тихо к белым палаткам Дроздов. Передо мной, по песку тропы движется моя длинная, вечерняя тень.
В палатке молодых генералов, Манштейна и Туркула, серый полусвет. Палатка глубоко врыта в глинистую землю и надо сходить три–четыре земляных ступеньки вниз. В палатке влажный холодок погреба.
Дощатый, непокрытый и длинный, как гробовая домовина, стол вдоль палатки. Посреди его, из круглого прореза доски, торчит коричневый столб, что держит палаточный шатер. Как холодная келья палатка молодых генералов, как каземат, где исписывают стены короткими и тоскующими строками–криками, где режут и царапают на камне вензеля имен, молитвы и проклятья… У меня тихая тягостность на душе. Мне чудится, что под этим серым холодным шатром, низко у земли, бьются связанные птицы – гордые и страшные.
Генерал Туркул сидит у стола, закинув ногу на ногу. Чуть поблёскивают его высокие и мягкие офицерские голенища. Крутая грудь облита тёмной гимнастёркой. Генерал узок в талии. Его длинные, крепкие пальцы, в ободках золотых колец, мнут нервно папиросу и обсыпают на стол желтый волокнистый табак. Туркулу лет 25 и похож он на всех корниловцев и дроздов – всегда сухощавых, черноволосых и черноглазых. У Туркула маленькая, причёсанная тщательно на пробор, литая голова, узкий нос с горбинкой и чёрная нитка усов над молодым ртом с обсохлыми губами. Он сидит закинув голову и в сером полусвете чуть ощерен его рот, и тускло поблёскивает золотая пломба зуба.
Я смотрю, как он смеётся, отчего вниз от раздутых крыльев носа пролегают до губ глубокие чёрные складки. Я смотрю, как он просто и шумно, по–солдатски, сплёвывает. Смотрю в его глаза. Неуловим их цвет. Коричнево–серые с железным отливом. И чувствую я, меж его и моими глазами, зыбкую, стеклянную стену.
Генерал Манштейн опёр подбородок о руку. Другой руки у Манштейна нет до плеча. Генеральский погон висит на одной пуговке. Манштейн рыжеватый шатен. Ему лет 28. Лицо его по–актёрски выбрито. Страдальчески, как у Гаршина, приподняты чёрные бровки, и чудится мне, что его молодое лицо, как трагическая маска всех невысказанных страданий Белой Армии… Вот точно поднял он усталые глаза от ветхой Книги Бытия и горит в страдальческом взгляде невысказанная печаль.
Туркул говорит провинциальным говорком. Он говорит «высоко» вместо «высоко». Он сплевывает через зубы на земляной пол. Плечистый и смешливый, он похож на грубоватого юнкера. Он похож на провинциального семинара, вышедшего в гвардейские прапорщики.
Генерал Туркул и генерал Манштейн – самые страшные солдаты самой страшной гражданской войны. Генерал Туркул и Манштейн это дикое безумие дроздовских атак во весь рост без выстрела, это немое бешенство непобедимых дроздовских маршей. Генералы Туркул и Манштейн – это беспощадные массовые расстрелы, лохмотья кровавого мяса и подбородки, раскроенные вороненой рукоятью нагана, и гарь яростных пожарищ, вихрь безумия, кладбищ, смерти и побед. Генералы Туркул и Манштейн – нечеловеческое бесстрашие храбрецов, миф о «дроздах», что боевых героев ставили под расстрел за украденную мужицкую курицу, что ходили под огонь пулеметов не сгибаясь, что одним ночным переходом и мгновенной атакой сметали красные дивизии. Туркул и Манштейн – героический и смертельный полёт Белой Армии. Полёт израненного орла, обречённого смерти. Туркул и Манштейн – мифическая оборона Крыма, линия огня, линия крови, отступлений в слепую вьюгу, стремительных атак, падений полетов беспощадной борьбы до конца, до последней обоймы, до последнего вздоха, до последней мертвецкой корчи. Туркул и Манштейн – мальчики–офицеры. И может быть Туркул не больше, чем брошенный в пекло революций войн, провинциальный семинар, выросший до масштабов исторического героя, легендарного солдата, живого мифа Белой войны.
Манштейн страдальчески подымает узкие бровки… Манштейн – Безрукий Чёрт, холодный, как машина, истребитель комиссаров. Манштейн – героическая легенда Белой Армии. Манштейн – страшная выдумка огня, смерти и крови, Манштейн – дыхание, сердце, ритм Белого боя. Манштейн худенький бритый офицерик, пехотный мальчик–поручик, какие погибают без крика, без имени, без следа в первом же бою, вдохновенно и радостно усмехаясь своей молодой смерти. Погибают среди миллионов других таких же бесследных, для которых история не оставляет даже буковки петита на своих страницах. Манштейн, бритый, безрукий пехотный поручик случайно не погиб в первом бою. И потом во всех боях сохранила его для себя история, приберегла, выбрала из миллионов бесследных –как символ, как отмеченного избранника и любимца. Еще генерал Деникин произвел в генеральские чины отца Манштейна, старого армейского полковника, добряка и доброго собеседника за стаканом доброго старого вина. Произвел его в генералы – «за героические подвиги сына». Старик Манштейн ходил за сыном в бои и подавал под огнем пулеметные ленты. Сын и отец часто сиживали на бивуаках за одной бутылкой вина. В бои ходил и еще один Манштейн: маленький кадетик, внук Манштейна–старика от другого сына. В одном бою внук был ранен. Упал, трепеща от боли, а потом пополз к деду и стал звать его сквозь стиснутые зубы. – Дедушка, слышишь, я ранен.
Старик Манштейн подтянул его на свою тачанку, уложил на солому, шинелью накрыл и говорит, поглаживая его горячую мальчишескую голову. – И хорошо, что ранен. Так и надо, что ранен. И ничего, что больно. Терпи, солдатушко…»

На фото памятник русским воинам в Галлиполи, открыт 16 июля 1921 г.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

6 / 19 ноября1920 г. Русская армия под предводительством Главнокомандующего генерала П.Н.Врангеля прибыла в Константинополь

В Константинополь прибыли и сосредоточились на Босфоре свыше 125 кораблей русского и иностранных флотов, переполненных русскими беженцами, около 150.000 человек. Здесь были архипастыри во главе с митрополитом Антонием, воины, российские ученые, литераторы, более 27.000 женщин и детей.
«Крымский период, один из самых ответственных периодов в Гражданской войне в России, закончился эвакуацией армии в Турцию. Причем операция эта была беспримерной в военной истории, но… это было все же поражение», — так напишет в своих мемуарах генерал-майор Генерального штаба Алексей фон Лампе. Но армия Врангеля и после эвакуации из Крыма по-прежнему оставалась армией, сохранив военную организацию и воинскую дисциплину.
По прибытии в Константинополь приказом барона она сводилась в три корпуса: 1-й Армейский, Донской казачий и Кубанский казачий. Оккупационное командование «союзников» в качестве мест расположения русской армии и сопровождавших ее гражданских беженцев определило следующие места дислокации:
а) Константинополь и окрестности — для штаба главнокомандующего и беженцев, всего 37 500 чел;
б) Галлиполийский полуостров — для 1-го Армейского корпуса, 18 000 чел.;
в) Чаталджа — для Донского казачьего корпуса, 21 000 чел.;
г) остров Лемнос, Греция — для Кубанского казачьего корпуса, 16 000 чел.
Кубанский казачий корпус на острове Лемнос
В госпиталях на Принцевых островах, формально остававшимися тогда еще российскими территориями, находилось 5500 человек и еще 45 000 человек — на рейде Моды. Но чины армии Врангеля находились в своих военных лагерях на положении интернированных. Сам главнокомандующий был изолирован от подчинявшихся ему войск, находясь, фактически, под домашним арестом на яхте «Лукулл», стоявшей на Константинопольском рейде, что объяснялось французскими оккупационными властями в Турции как забота о его «собственной безопасности». Вот что сообщает в своих мемуарах последний начальник Петроградского охранного отделения Константин Глобачев, оказавшийся тогда в Константинополе: «Все знали, что Врангель во что бы то ни стало хочет сохранить армию, но для чего, что и когда он будет с нею делать, этого никто не знал, и, я думаю, не знал этого и сам Врангель. Никакого определенного плана у Врангеля не было».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия во второй половине ноября.

Хроника событий.
14-16 ноября
После захода красных с фланга (11 ноября под Керстово, на стыке с эстонскими войсками) и двух одновременных (севернее и южнее Веймарна) фронтальных ударов превосходящих красных войск группы Одинцова, армия 14 ноября сдает Ямбург. К 16 ноября частям армии удается стабилизировать фронт по линии Кондуши-Руя-Сухонос-Усть-Чернова-Анненская. В тот же день эстонское правительство объявляет о согласии на перемещение в Эстонию пленных красноармейцев, части беженцев и запасных подразделений Северо-Западной Армии (с условием из разоружения и поступления в распоряжение МВД Эстонии). Военнослужащие получают статус беженцев.
17-23 ноября
Неожиданные холода с сильными ветрами превращают трудное положение «северозападников», обороняющихся в глухих лесах и болотах Восточного Принаровья, в настоящую трагедию. В войсках, неготовых к зимней кампании, отсутствует инструмент для постройки теплых укрытий (в том числе для раненых и больных) и нет зимней одежды (только в морозную ночь на 21 ноября замерзло 115 человек). Нехватка продовольствия, горячего питания (кое-где из-за отсутствия пекарен солдатам выдают муку), а также фуража делает положение войск в этом районе безнадежным, и в период 19-23 ноября 1-я и 6-я дивизии переходят через Нарову в Эстонию (у Пермискюла). После разоружения (малыми группами) дивизии направляют в район интернирования (Пагари-Куртна-Пюхтицы/Куремяэ-Ийзаку). Разоружение производится под угрозой оружия. При разоружении и на пути к месту расположения нередки конфликты, перестрелки и случаи мародерства по отношению к интернируемым.Примерно тогда же переходят через Нарову в Эстонию (у Усть-Жердянки) и аналогично интернируются (в районе Аувере-Вяяска) части 4-й и 5-й дивизий, но в некоторых подразделениях оружие они сохраняют (из-за прифронтового района размещения?). Ряд высших офицеров армии направляет генералу Н.Н.Юденичу рапорт с рекомендацией вновь передать командование армией эстонскому главнокомандующему Й.Лайдонеру. Поняв это как выражение недоверия, Юденич назначает с 20 ноября временно занимающим должность командующего армией генерала А.П.Родзянко.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

15 (2) ноября 1917 — Основание ген. Алексеевым Добровольческой армии.

Добровольческая армия создана в Новочеркасске из Алексеевской организации – структуры, формировавшейся генералом от инфантерии М.В. Алексеевым в Петрограде еще до октябрьского переворота для борьбы с большевиками. Существовала договоренность с донским атаманом генералом от кавалерии А.М. Калединым о перебазировании Алексеевской организации на Дон в случае победы большевиков в центре страны. 30.10.1917 генерал М.В. Алексеев издал приказ о переводе организации на Дон и 02.11.1917 прибыл в Новочеркасск. Этот день впоследствии считался днем основания Добровольческой армии. К середине 11.1917 в организации числились 180 добровольцев, ежедневное пополнение составляло 75-80 человек. Ко второй половине ноября в составе организации были сформированы офицерская рота (командир – штабс-капитан Некрашевич), юнкерская рота (штабс-капитан В.Д. Парфенов) и сводная Михайловско-Константиновская (юнкерская) батарея (штабс-капитан Н.А. Шоколи), формировались Георгиевская рота и студенческая дружина. Социальную базу составляли офицеры, юнкера, кадеты старших классов, гимназисты, студенты, представители интеллигенции. До половины личного состава было из юнкеров. Основной приток добровольцев шел из Петрограда, Москвы, с фронтов и из городов Юга России – Ростова-на-Дону, Новочеркасска, Екатеринослава. 20.11.1917 добровольцы участвовали в разоружении солдат разложившегося 272-го запасного пехотного полка под Новочеркасском. Первые боестолкновения произошли в конце 11.1917. 26.11.1917 произошел первый бой – добровольцы поддерживали казаков в наступлении на Ростов-на-Дону, где временно установилась Советская власть. Город был занят 01.12.1917. Формально части входили в состав войск Ростовского округа Области войска Донского, которым с 03.12.1917 руководил походный атаман генерал-майор А.М. Назаров, а затем – генерал-лейтенант Я.Ф. фон Гилленшмидт. 06.12.1917 в Новочеркасск из Быхова прибыл генерал от инфантерии Л.Г. Корнилов, вступивший 24.12.1917 в командование. В середине 12.1917 добровольцы осуществили налет на казармы запасных батальонов в Таганроге. 27.12.1917 Алексеевская организация была переименована в Добровольческую армию, которая перебазировалась в Ростов. В прессе была опубликована политическая программа Корнилова. Генерал М.В. Алексеев получил пост верховного руководителя и возглавил политическую и финансовую работу в армии, начальником штаба стал генерал-лейтенант А.С. Лукомский, генерал-лейтенант А.И. Деникин возглавил части армии в Новочеркасске. Командование в своей политической линии ориентировалось на союзников России по Антанте. Был образован триумвират Каледин – Корнилов – Алексеев в качестве варианта военно-политического союза с донским казачеством. В выработке политического курса участвовал Донской гражданский совет, образованный в 12.1917. Удалось наладить связь с Румынским фронтом, где в середине 12.1917 стали формироваться подразделения добровольцев (впоследствии – отряд полковника М.Г. Дроздовского). В состав армии к концу 1917 – началу 1918 г. входили 1-я Георгиевская офицерская (командир – полковник И.К. Кириенко), 2-я (полковник Лаврентьев), 4-я (полковник А.А. Морозов), 5-я (полковники Борисов, А.П. Кутепов) офицерские, 3-я офицерская гвардейская (полковник М.Н. Моллер), Морская (капитан 2-го ранга В.Н. Потемкин) и Ростовская офицерская (капитан Петров) роты, Офицерский партизанский батальон имени генерала Корнилова (полковник В.Л. Симановский), юнкерский батальон (штабс-капитан В.Д. Парфенов), отдельный студенческий батальон (генерал-майор А.А. Боровский), отряд генерала А.Н. Черепова, ударный дивизион Кавказской кавалерийской дивизии (полковник В.М. Ширяев), 1-й отдельный легкий артиллерийский дивизион (полковник С.М. Икишев). 19.12.1917 прибыл Корниловский ударный полк (подполковник М.О. Неженцев). Численность армии к середине 12.1917 достигала 1500 человек, а к 01.1918 – около 2000. В 1917-1918 гг. Добровольческая армия участвовала в боевых действиях на Дону, Кубани и Ставрополье. 14 января 1918 г. штаб Добровольческой армии переехал из Новочеркасска в Ростов-на-Дону. Начальником штаба армии был генерал А.С. Лукомский, которого в феврале 1918 г. сменил генерал И.П. Романовский. В связи с неудачей борьбы с красными на Дону армия была вынуждена покинуть Ростов и уйти на Кубань – в Первый Кубанский (Ледяной) поход. Вопрос стоял только о сохранении ценнейшего кадра из тех нескольких тысяч офицеров-добровольцев, которые по идейным соображениям поступили в армию. Кубань давала выход к Черному морю, связь с союзниками и опору на кубанское казачество. Лишь в отдаленной перспективе белые стратеги надеялись создать более мощную вооруженную силу, и эти надежды оправдались. В ходе осады Екатеринодара в апреле 1918 г. погиб генерал Корнилов. Командование армией принял Деникин, в 1917 г. – начальник штаба Верховного главнокомандующего, которого в армии почти не знали. Создатели Добровольческой армии при ее формировании столкнулись с немалыми трудностями. Так, в январе 1918 г. до четверти всего состава пятитысячной армии составляли служащие штабов и тыловых учреждений.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Крест-памятник воинам Северо-Западной Армии.

4 ноября 2019 года в день чествования иконы Казанской Божией Матери был открыт и освящен 12-й памятный крест на Пулковских высотах.
Моросящий дождь и промозглый ветер, мерзлая жижа под ногами на тропинке ведущей к подножию Пулковских высот. В таких же условиях 100 лет назад воины Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича шли с боями на Петроград, шли чтобы спасти Отечество. Не их вина в том, что дойти удалось лишь до Пулково, это их подвиг. Подвиг простых русских людей.
Летом 1991 г. на Пулковской высоте под Санкт-Петербургом по инициативе и трудами организации «Русское знамя» был установлен памятник воинам Северо-Западной Армии ген. Н. Н. Юденича. Это был первый в истории СССР памятник, связанный с историей Белого движения. Памятник представлял собой большой православный восьмиконечный крест, в бетонное основание которого была вмонтирована бронзовая доска с изображением тернового венца и меча, датами «1917-1920» и надписью-посвящением. На открытии памятника присутствовали более 200 человек — представителей патриотических организаций и военно-исторических клубов Северной Столицы и Москвы.
Крест-памятник на Пулковской высоте стал первым и единственным мемориалом белым воинам в Советском Союзе. В период с 1991 по 2019 гг. памятник десять раз разрушался вандалами-политическими противниками Белого движения, но всякий раз восстанавливался членами различных патриотических организаций и православной общественностью Санкт-Петербурга.
Вот так и до ныне идет борьба за белые идеалы.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Приказ Врангеля об оставление Крыма

11 ноября 1920 года (по новому стилю) генерал Петр Николаевич Врангель, последний правитель Белого Юга России, отдает приказ об эвакуации «всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства, с их семьями, и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага».
В это же время выходит одно из последних сообщений Южнорусского правительства, в котором говорится, что «в виду объявления эвакуации для желающих офицеров, других служащих и их семейств, правительство Юга России считает своим долгом предупредить всех о тех тяжких испытаниях, какие ожидают приезжающих из пределов России. Недостаток топлива приведет к большой скученности на пароходах, причем неизбежно длительное пребывание на рейде и в море. Кроме того совершенно неизвестна дальнейшая судьба отъезжающих, так как ни одна из иностранных держав не дала своего согласия на принятие эвакуированных. Правительство Юга России не имеет никаких средств для оказания какой-либо помощи как в пути, так и в дальнейшем. Все это заставляет правительство советовать всем тем, кому не угрожает непосредственной опасности от насилия врага — остаться в Крыму».
Приказ и сообщение были разосланы по телеграфу по всем городам Крымского полуострова для «широкого оповещения» населения.
Итак, об окончании кровопролитной гражданской войны было фактически объявлено. Последний клочок Белой России был вынужден отступить перед стремительной силой красных.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Белым Офицерам. Владимир Голохвастов.

Мрак, подвал и шестнадцать ступеней,
Что ведут до расстрельной стены.
Но не встанут они на колени-
Офицеры великой страны.

Разметал красный ветер устои.
В Лету канули царь и покой,
Но остались в России герои,
Кто вступил в страшный бой с Сатаной.

Пламя веры в груди не погасло.
Совесть, честь-не пустые слова.
Бились с нечистью вы не напрасно!
Про ваш подвиг расскажет молва.

Вас топтали и подло глумились,
Но от этого твёрже был шаг.
Власти нехристей не покорились.
Гордо веял Андреевский флаг!

Храбро дрались вы с чёрною силой,
Скорбью вымощен тяжкий ваш путь.
Жизнь дарили Отчизне любимой:
Русь родная, ты нас не забудь!

Вспоминай про сынов своих смелых,
Кто взошёл, не боясь, на помост.
Помолись ты за воинов белых,
Тех, кто ляжет на русский погост.

Красный дьявол в России взбесился.
Кровью залиты Крым, Пятигорск.
По стране всадник смерти носился.
Содрогнулся от горя Тобольск.

Харьков, Киев, Москва и Саратов.
Петербург, Вятка, Курск и Тамбов.
Русь под гнётом кровавых мандатов.
По замученным плачет Ростов.

Тьмы фаланги обрушили ярость
На достойных, российских людей.
Убивали десятками тысяч
Ради Ленинских диких идей.

Офицеров жестоко пытали
Изуверы в советской ЧеКа.
На крестах, как Христа распинали,
Чуть живых принимала река.

Семь кругов Ада пройдены вами,
Под пятой большевистской страна.
В мыслях вы попрощались с домами,
Призвала из которых война.

Вы за деток, супругу и близких
Помолились в ночной тишине.
Поклонились родителям низко.
Сразу стало полегче душе.

Ведь наутро шестнадцать ступеней,
Латышей взвод, команда, конец.
Поглядят палачи, как уходит
Не предавший присягу боец.

А Господь примет воинов души,
Отпуская земные грехи.
Люди, вечный покой не нарушьте,
Тем, кто лёг за свободу костьми!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия в ноябре 1919г.

Хроника событий.
7-8 ноября
6-я дивизия отдает Гдов. На 8-е ноября фронт стабилизируется по линии Перевоз-Веймарн-Котлы. Отступающие из-под Петербурга и Луги дивизии Северо-Западной Армии без подготовки переходят к обороне в малонаселенной лесисто-болотистой местности Восточного Принаровья (южнее Ямбурга) при парализованном отступлением снабжении (обозами забиты все дороги).

9-11 ноября
В 35-километровой полосе от Веймарна до Ивангорода скопились тыловые части и учреждения армии, около 6-10 тыс. пленных красноармейцев и 20-30 тыс. беженцев (в основном из окрестностей Петрограда). Сразу за Ямбургом (по реке Луге) и севернее начинается территория, контролируемая эстонскими войсками. Правительство Эстонии 11 ноября принимает негласное решение о разоружении частей Северо-За
падной Армии в случае их отхода на эстонскую территорию за Нарову. Всего к Нарове с двух направлений (Гдовского и Ямбургского) отходят 50-60 тыс. человек (включая пленных и беженцев).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия у Гдова

3 ноября
Красные войска подходят к Гдову, занимают станцию Мшинская (Мхи) и Преображенская (Толмачево) севернее Луги, создав прямую угрозу Гатчине. С целью предотвратить окружение и оторваться от противника (то и другое удалось), Н.Н.Юденич приказывает оставить Гатчину без боя. К вечеру части Северо-Западной Армии, сопровождаемые многими тысячами беженцев, покинули город и начали планомерное отступление (с ориентацией на летние рубежи под Гдовом и Ямбургом).
6 ноября
Части армии, отступающие на юге (неполная 6-я дивизия и бригада 4-й дивизии) и от Петрограда, к 6 ноября занимают оборону на линии Гдов-Кикерино-Слепина. Проходя через оголенные участки фронта, превосходящие силы красных наносят удары на северном (на Глобицы, Слепину) и южном флангах (у Сабска и Долгого), угроза окружения вынуждает прикрывающие части снова отступить.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия. Наступление красных.

Хроника событий. 27 октября – 1 ноября.
Внимание красных 27 октября отвлечено активностью эстонских частей, взявших узел дорог – деревню Гостилицы, совместно с английскими кораблями обстреливающих форт «Красная Горка» и начинающих на него наступление. В тот же день, 27 октября, с целью отбить Красное Село штаб Северо-Западной Армии создает ударную группу войск под командованием полковника Б.С.Пермикина (Конно-Егерский, Конный – ранее Булак-Балаховича, Семеновский и Талабский пехотные полки). 31 октября группа с боями берет Кипень и Ропшу, 1 ноября – Высоцкое и на 2 ноября готовит наступление на Красное Село…
Но уже 30 октября две дивизии 15-й Армии красных, выявив оголенный из-за переброски войск под Петроград участок фронта (Струги Белые – Плюсса), заходят согласно плану Д.Надежного в тыл немногочисленных частей Северо-Западной Армии, удерживающих позиции под Лугой. Противник, перерезав дорогу между Лугой и Гдовом, угрожает окружить Лужскую группировку, и та отходит, 31 октября (1 ноября?) без боя оставив Лугу. Теперь возникает угроза окружения всей группы белых войск под Петроградом (дивизии красных наступают в тылу армии в направлении Гдова), 1 ноября (на 34-й день боев, 22-й день общего наступления) штаб Северо-Западной Армии, проанализировав ситуацию, отдает приказ о прекращении Петроградской операции. Войска готовятся к отходу.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия. Отступление.

Хроника событий.
27 октября – 1 ноября
Внимание красных 27 октября отвлечено активностью эстонских частей, взявших узел дорог – деревню Гостилицы, совместно с английскими кораблями обстреливающих форт «Красная Горка» и начинающих на него наступление. В тот же день, 27 октября, с целью отбить Красное Село штаб Северо-Западной Армии создает ударную группу войск под командованием полковника Б.С.Пермикина (Конно-Егерский, Конный – ранее Булак-Балаховича, Семеновский и Талабский пехотные полки). 31 октября группа с боями берет Кипень и Ропшу, 1 ноября – Высоцкое и на 2 ноября готовит наступление на Красное Село…

Но уже 30 октября две дивизии 15-й Армии красных, выявив оголенный из-за переброски войск под Петроград участок фронта (Струги Белые – Плюсса), заходят согласно плану Д.Надежного в тыл немногочисленных частей Северо-Западной Армии, удерживающих позиции под Лугой. Противник, перерезав дорогу между Лугой и Гдовом, угрожает окружить Лужскую группировку, и та отходит, 31 октября (1 ноября?) без боя оставив Лугу. Теперь возникает угроза окружения всей группы белых войск под Петроградом (дивизии красных наступают в тылу армии в направлении Гдова), 1 ноября (на 34-й день боев, 22-й день общего наступления) штаб Северо-Западной Армии, проанализировав ситуацию, отдает приказ о прекращении Петроградской операции. Войска готовятся к отходу

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Анализ наступление и отступление Юденича

От границы Эстонии Петроград расположен настолько близко, что нетрудно посчитать, сколько нужно времени, чтобы водрузить свой штандарт на берегах Невы. О сроке, необходимом для возвращения на исходный рубеж, обычно никто не думает. Подготовка к очередному походу заняла у генерала Н.Н.Юденича немного времени. Ему приходилось спешить. Его торопили англичане, которые уже сворачивали свое присутствие на территории России. Юденича подталкивали и политики прибалтийских государств, которые уже приступили к мирным переговорам с РСФСР и не были заинтересованы в длительной войне. Кроме того, новый штурм Петрограда должен был сочетаться с наступлением А.И.Деникина на Москву.
Плацдарм для будущей операции был невелик, что вынуждало командование Северо-Западной армии выбирать между немедленным прорывом к Неве и постепенным расширением своей территории за счет захвата Пскова. В конечном счете, было принято решение ограничиться отвлекающим ударом на южном участке, сосредоточив все силы на взятии Петрограда. Наступление на Псков началось 28 сентября 1919 года силами 2-го корпуса Северо-Западной армии, имевшего 8 тысяч штыков, 100 сабель при 24 орудиях и 3 танках. 29 сентября 1-я пехотная дивизия белых вышла к Черному и Сяберскому озерам. 4-я пехотная дивизия Юденича оттеснила части 19-й стрелковой дивизии. 4 октября белые заняли станцию Струги Белые, нарушив сообщение между Петроградом и Псковом, в районе которого находилась 10-я стрелковая дивизия.
Чтобы задержать возможные прорывы, командование 7-й армии перебросило к Пскову и Луге крупные подкрепления. На южном участке наступление Северо-Западной армии приостановилось. Находившиеся западнее Пскова эстонские части существенной активности не проявили. А пока советское командование пыталось задержать противника на юге, 1-й корпус Северо-Западной армии 10 октября нанес главный удар на Ямбург и Гатчину. 11 октября сводный отряд полковника Хомутова при поддержке 5-й пехотной дивизии захватил Ямбург. На следующий день командование 7-й армии бросило против дивизии Юденича Гатчинский отряд из двух полков и артиллерийского дивизиона, но эта группа вступила в бой по частям и была по частям разбита.
Вечером 12 октября белые заняли станцию Волосово. 13 октября 1-я пехотная дивизия Юденича выбила части 19-й стрелковой дивизии из Луги. 14 октября белые заняли станцию Мшинская. К этому времени основная нагрузка по обороне Петрограда легла на 2-ю и 6-ю стрелковые дивизии, которые после поражений под Лугой и Ямбургом были обескровлены и деморализованы. Резервов у 7-й армии почти не оставалось.
В.И.Ленин, зная о силах Северо-Западной армии, оценивал начавшееся наступление, как отвлекающий маневр, о чем он писал 14 октября в телеграмме Исполкому Петроградского Совета: «Ясно, что наступление белых — маневр, чтобы отвлечь наш натиск на Юге. Отбейте врага, ударьте на Ямбург и Гдов. Проведите мобилизацию работников на фронт. Упраздните девять десятых отделов. Мобилизация всех сил на фронт у нас еще нигде не проводилась, хотя много писалось о том, есть и постановление Центрального Комитета, и циркулярные письма. Надо успеть их прогнать, чтобы вы могли опять оказывать свою помощь Югу.» В связи с изоляцией от Петрограда 10-я и 19-я стрелковые дивизии были переданы 15-й армии.
16 октября командование Западным фронтом РККА отдало приказ: «7 армии, передав части, расположенные южнее разграничительной линии, указанной в п. 6 приказа, а именно, 19 и 10 стрелковые дивизии с приданными им частями и 2 бригадой 53 дивизии, 3 бригадой 1 дивизии и 2 бригадой 3 дивизии [в 15 армию], разбить прорвавшегося в гатчинский сектор Петрук-района противника с целью выхода на линию Керново — Бегуницы — ст. Волосово — ст. Мшинская и установления связи с право-фланговыми частями 15 армии, имея дальнейшей задачей энергичное наступление в общем направлении Волосово-Ямбург.»
Но энергичного наступления в этот момент у красных не получалось. 16 октября 5-я пехотная дивизия белых заняла Красное Село. В ночь с 16 на 17 октября 2-я пехотная дивизия Северо-Западной армии почти без боя захватила Гатчину. Командование РККА начало срочно собирать силы со всех концов страны для отражения войск Юденича. 16 октября Полевой штаб РВСР докладывал о движении подкреплений к Петрограду, куда направлялись 1400 московских курсантов, 110 московских кавалерийских курсантов, 21-й кавалерийский полк из Тулы, 8-й стрелковый полк со станции Паша, 162-й стрелковый полк, 479-й стрелковый полк из Вологды, Сводный башкирский полк из Новгород-Северского, бронепоезд N-67 из Москвы и бронепоезд N-57 из Брянска.
Всего в октябре-ноябре в Петроград было послано 107 эшелонов войск. Опережая подкрепления, в Петроград выехал Председатель РВСР Л.Д.Троцкий. Еще находясь в поезде, он написал статью о перспективах вооруженной борьбы на улицах города. Видимо, в этот момент он не исключал возможности прорыва белых в Петроград. Л.Д.Троцкий несколько оптимистично рассуждал об уличных боях: «Достаточно двух-трех дней такой уличной борьбы, чтобы прорвавшиеся банды превратились в запуганное, затравленное стадо трусов, которые группами или по одиночке сдавались бы безоружным прохожим или женщинам.»
В распоряжении В.И.Ленина, отправленном утром 17 октября, возможность уличных боев рассматривалась не как хитрый маневр, а как крайняя мера: «Первое. Постановление Совета Обороны от 16 октября 1919 года дает, как основное предписание, удержать Петроград во что бы то ни стало до прихода подкреплений, которые уже посланы. Второе. Поэтому защищать Петроград до последней капли крови, не уступая ни одной пяди и ведя борьбу на улицах города.»
В тот же день В.И.Ленин обратился к рабочим Петрограда с письмом, в котором говорилось: «Товарищи! Решается судьба Петрограда. Враг старается взять нас врасплох. У него слабые, даже ничтожные силы, он силен быстротою, наглостью офицеров, техникой снабжения и вооружения. Помощь Питеру близка, мы двинули ее. Мы гораздо сильнее врага. Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа недалека. Победа будет за нами.»
В данном случае обещание скорой победы подкреплялось вполне трезвым анализом обстановки. 17 октября белые упустили возможность прервать железнодорожное сообщение между Москвой и Петроградом. Командир сводного отряда Д.Р.Ветренко предпочел наступать на Павловск, хотя генерал Родзянко требовал от него занять станцию Тосно. Таким образом, до блокады дело не дошло. 19 октября Н.Н.Юденич бросил все свои резервы на штурм Петрограда. На следующее утро 2-я стрелковая дивизия под давлением белых отступила к Пулковским высотам.
Участник боев в районе Гатчины белый танкист Н.Реден вспоминал: «Одной из наших целей был захват деревни, оборонявшейся красными курсантами. Они горели желанием отразить атаку, но были бессильны против наступающих танков. Мы подошли к курсантам так близко, что я мог различить выражения их лиц, фанатичный блеск глаз и движения губ. Они держались на своих позициях в одиночку и группами, стреляя в упор по нашим танкам до тех пор, пока не были сражены пулеметными очередями.»
20 октября Н.Н.Юденич издал в Гатчине обращение к защитникам Петрограда, сочетавшее традиционное напоминание: «Сопротивление бесполезно» и обещания материальных благ в необычной для монархиста форме: «Демократия Америки и Англии прислала для вас муку, консервированное молоко, крупу и мясо. Финляндия заготовляет молочные продукты, скот и дрова, то же делает и Эстляндия… Корабли, нагруженные съестными припасами, стоят во всех портах Балтийского моря, поезда наготове идти к вам и спасать нас от голодной смерти… Ваши светлые дни близки.» После очередного залпа следовала порция церковного елея: «С колокольным звоном, молитвенным пением хвалебных гимнов… идите нам навстречу, и забудем, что была между нами распря…. и пойдем строить новую, свободную и светлую жизнь…»
Однако вместо хвалебных гимнов, белого генерала должна была встретить Колпинская ударная группа РККА, которая к 20 октября сосредоточилась в районе Колпино — Тосно. Численность этой группировки составляла 7 600 штыков, 531 сабель, 147 пулеметов и 33 орудия. На этот раз красноармейцев должны были поддержать два танка, сделанных рабочими Путиловского завода. Получила пополнения и 2-я стрелковая дивизия. 21 октября белым пришлось испытать на себе силу прибывших советских войск. 5-й латышский полк, едва высадившись из эшелона, отбросил белых на левый берег реки Ижоры. 188-й красный полк овладел деревней Войскорово. В тот же день 2-я бригада 2-й стрелковой дивизии овладела Путролово.
Первые атаки 6-й стрелковой дивизии были отбиты частями Юденича, которые даже потеснили красных в районе Усть-Рудицы, но затем белым пришлось отступить. 23 октября Колпинская группа после ожесточенных боев овладела Павловском и Детским (бывшим Царским) Селом. 25 октября 1-я эстонская дивизия предприняла последнюю попытку продвинуться к Петрограду со стороны Гостилицы. Белым удалось потеснить 6-ю стрелковую дивизию, но эти атаки были отражены при поддержке артиллерии Балтийского флота.
Н.Н.Юденич срочно перебросил под Петроград 1-ю пехотную дивизию, но это не спасло «отца демократии». 26 октября части 7-й армии заняли Красное Село. 31 октября советские войска неоднократно и безуспешно штурмовали Гатчину. Однако в это время Н.Н.Юденич столкнулся с новой угрозой. Части 15-й армии 31 октября овладели Лугой и начали с юга обходить ударную группировку белых. 3 ноября части РККА заняли станцию Мшинская. Над Северо-Западной армией нависла угроза окружения.
3 ноября Н.Н.Юденич отдал приказ об отходе к Ямбургу. В тот же день Гатчина была без боя занята советскими войсками. Белые отступали на запад настолько энергично, что передовые части 7-й армии не могли их догнать. Более настойчиво действовала 15-я армия, которая 7 ноября после ожесточенного боя овладела станцией Волосово. В тот же день 10-я стрелковая дивизия взяла Гдов. 13 ноября части 7-й и 15-й армий подошли к Ямбургу. Утром они начали штурм города. 14 ноября в 14.30 красноармейцы 2-й стрелковой дивизии ворвались в Ямбург, где они захватили в плен 600 белогвардейцев (включая англичан). Из ямбургской тюрьмы были освобождены около 300 пленных. 3 декабря генерал Н.Н.Юденич подал в отставку с поста главкома. Правительство Северо-Западной области пережило своего лидера на 2 дня. Собственно для Северо-Западной армии все было решено в тот момент, когда она начала отход к границе. Н.Н.Юденича поддерживали только для наступления, а содержание битых генералов в задачу Антанты не входило.
Октябрьский поход на Петроград в 1919 году споткнулся там же, где и октябрьский поход Краснова в 1917 году, и там же, где обломал зубы фон Лееб в сентябре 1941 года. Перед наступавшими на Питер войсками стояла вполне разрешимая задача, ведь в момент возникновения Санкт-Петербурга его основатель даже не предполагал, что главным редутом, который будет защищать его столицу, станут не мощные крепостные стены Кронштадта или Шлиссельбурга, а ничем не примечательные Пулковские высоты. Необходимым условием для защиты этого рубежа оказались бойцы Красной Армии.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия. Натиск красных.

Хроника событий.
25-26 октября
Обе (2-я и 3-я) передовые дивизии Северо-Западной Армии неоднократно безуспешно контратакуют закрепившегося противника, пытаясь вернуть Павловск и Царское Село. Чтобы создать перевес сил, Н.Н.Юденич экстренно перебрасывает сюда из района Луги 1-ю дивизию К.К.Дзерожинского и бригаду (2 основных полка) 4-й дивизии кн.Долгорукого, рискованно обнажив южный фланг армии, 26 октября дивизия красных начинает обходить обнаженный северный фланг, заняв Ропшу и наступая на стыке русских и эстонских войск. Несмотря на беспорядочное отступление Ингерманландского полка эстонской армии (частично разбежавшегося по домам), 4-й ее полк устраняет угрозу окружения частей Северо-Западной Армии с севера, атаковав наступающих с флангов и тем вынудив красную дивизию отойти. Однако превосходящие силы 7-й Армии красных продолжают натиск по всему фронту, и белые дивизии после ожесточенных боев вынуждены оставить Красное Село.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия. Начало отступления.

Хроника событий.
25-26 октября
Обе (2-я и 3-я) передовые дивизии Северо-Западной Армии неоднократно безуспешно контратакуют закрепившегося противника, пытаясь вернуть Павловск и Царское Село. Чтобы создать перевес сил, Н.Н.Юденич экстренно перебрасывает сюда из района Луги 1-ю дивизию К.К.Дзерожинского и бригаду (2 основных полка) 4-й дивизии кн.Долгорукого, рискованно обнажив южный фланг армии, 26 октября дивизия красных начинает обходить обнаженный северный фланг, заняв Ропшу и наступая на стыке русских и эстонских войск. Несмотря на беспорядочное отступление Ингерманландского полка эстонской армии (частично разбежавшегося по домам), 4-й ее полк устраняет угрозу окружения частей Северо-Западной Армии с севера, атаковав наступающих с флангов и тем вынудив красную дивизию отойти. Однако превосходящие силы 7-й Армии красных продолжают натиск по всему фронту, и белые дивизии после ожесточенных боев вынуждены оставить Красное Село.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Безнаказанность

«Я убежден, что ничто так не развращает народ и не революционизирует его, как безнаказанность зла в пределах самой власти. Вся подлая часть народа получает при этом неслыханную поддержку, соблазн и оправдание. Вся благородная часть народа получает глубокое оскорбление.»

М. О. Меньшиков

Герои гражданской войны. 100 лет со дня гибели.

Сколько их, неизвестных героев Гражданской войны, неистово боровшихся за свое Отечество.
Память о них должна быть переосмыслена нами и оживлена в наших сердцах и молитвах.
Вот такие мальчишки сражались за Веру и Отечество!
ΜЕРКУЛОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ.
Прапорщик по Адмиралтейству.
06.02.1903 — 23.10.1919
Погиб смертью храбрых в бою в 16 лет под Царским Селом.
МЫ ПОМНИМ! МЫ ГОРДИМСЯ!
Хотелось бы всех вспомнить поименно…
Вечная Память!

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия в Царском селе. Контрнаступление красных.

Хроника событий.
20-21 октября
В результате упорных боев 5-я (Ливенская, погибшего в штыковой атаке генерал-майора Радена) дивизия армии 20 октября подходит к окраинам Лигово и Стрельны, 2-я дивизия (генерала М.А.Ярославцева) 21 октября берет Царское Село.
В то же время генерал Д.Р.Ветренко вопреки боевому приказу перерезать Николаевскую железную дорогу у станции Тосно, (чтобы предотвратить прибытие по ней по Петроград резервов противника со стороны Москвы) направляет основные силы 3-й дивизии (два полка) на Павловск. 21 октября они занимают Павловск и Царскую Славянку. При этом по единственному шоссе из Гатчины на Тосно продолжает наступать только одна бригада (с двумя орудиями), но среди лесов и болот ее легко задерживают красные силы. Дальнейшее же продвижение из Павловска полков 3-й дивизии в направлении Ям-Ижора-Колпино (с целью перерезания у Колпино Николаевской и впоследствии Северной железных дорог) утром 21 октября окончательно остановлено у Колпино прибывшими туда только в ночь с 20 на 21 октября красными латышскими стрелками.
21-23 октября
Срочно сформированная под Колпино группа красных войск С.Д.Харламова (примерно 7,5 тыс. «штыков» и «сабель» при 12 орудиях) 21 октября начинает контрнаступление по линии Царское Село – Гатчина. Части Северо-Западной Армии в этом районе (2-я и 3-я дивизии 1-го корпуса) ведут тяжелые встречные бои, некоторые населенные пункты по несколько раз переходят из рук в руки. Вечером 23 октября натиск красных ослабевает и генерал М.В.Ярославцев концентрирует наиболее боеспособные части своей дивизии для атаки на Пулково. Именно в этот момент красные части, выявив уязвимое место, атакуют временные позиции Вятского полка на опушке Павловского парка (на стыке 2-й и 3-й дивизий). Полк, не выдержав неожиданной атаки в темноте, оставляет позиции и панически отступает к Царскому Селу. Командование стоящий в Павловске, Царской Славянке и Царском Селе частей 2-й и 3-й дивизий, неверно оценив масштаб прорыва фронта, из опасения попасть в окружение срочно оставляет эти ключевые предместья Петрограда.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия в Царском селе.

Хроника событий
21-23 октября
Срочно сформированная под Колпино группа красных войск С.Д.Харламова (примерно 7,5 тыс. «штыков» и «сабель» при 12 орудиях) 21 октября начинает контрнаступление по линии Царское Село – Гатчина. Части Северо-Западной Армии в этом районе (2-я и 3-я дивизии 1-го корпуса) ведут тяжелые встречные бои, некоторые населенные пункты по несколько раз переходят из рук в руки. Вечером 23 октября натиск красных ослабевает и генерал М.В.Ярославцев концентрирует наиболее боеспособные части своей дивизии для атаки на Пулково. Именно в этот момент красные части, выявив уязвимое место, атакуют временные позиции Вятского полка на опушке Павловского парка (на стыке 2-й и 3-й дивизий). Полк, не выдержав неожиданной атаки в темноте, оставляет позиции и панически отступает к Царскому Селу. Командование стоящий в Павловске, Царской Славянке и Царском Селе частей 2-й и 3-й дивизий, неверно оценив масштаб прорыва фронта, из опасения попасть в окружение срочно оставляет эти ключевые предместья Петрограда.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Вехи белой истории. Северо-Западная армия.

Хроника событий.
17 октября
Командиры вошедших в Гатчину дивизий 1-го корпуса (генералы М.Ярославцев Д.Р.Ветренко), положившись, вероятно, на личные впечатления о полном разложении противника, вопреки требованиям помощника командующего генерала А.П.Родзянко решают в ходе наступления дать войскам день отдыха.
В это время командование красных спешно пополняет войска временными формированиями (первоначально в основном из рабочих), по железням дорогам с рекордной скоростью прохождения 500 км за сутки под Петроград прибывают красные части из Москвы, резервов Южного и других фронтов, отряды из коммунистов (в среднем по 10 эшелонов за сутки). В Петрограде проводят мобилизацию, создают 3 кольца обороны, берут заложников, в городе и окрестностях ЧК проводит операции по ликвидации оппозиционного подполья и разведсети белых сил. Командующим противостоящей 7-й Армии красных назначается Д.Н.Надежный (бывший генерал-лейтенант и командир корпуса русской армии), он разрабатывает план охватов немногочисленных наступающих сил с флангов с последующим их окружением.
18-20 октября
Дивизии 1-го корпуса 18 октября возобновляют наступление: 2-я дивизия двигается в направлении Царское Село – Пулково, 3-я – на Тосно, 5-я – по линии Стрельна-Лыково. Но продвижение заметно замедляется из-за начавшегося упорного сопротивления красных частей, постоянно пополняемого отрядами рабочих, матросов и курсантов, спешно формируемыми в Петрограде. В Кронштадтской крепости (около 2,4тыс. «штыков», 80 пулеметов, 190 орудий) и других секторах Петроградского укрепленного района (около 17 тыс. «штыков», 650 «сабель», 260 пулеметов, 200 орудий) уже готовы к переброске значительных сил в направлении прорыва. К 21 октября 7-я Армия красных уже заметно превосходит наступающих по численности и вооружению (около 40 тыс. бойцов, 700 пулеметов, многократный перевес в артиллерии – 453 орудия, 6 бронепоездов, 9 бронеавтомобилей, 23 аэроплана). Пополнение ее продолжается (только по железной дороге за 9-10 суток прибыло 100 эшелонов).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

М.Г.Дроздовский 138 лет со дня рождения.

Михаил  Гордеевич  Дроздовский (7 [19] октября 1881, Киев — 14 января 1919, Ростов-на-Дону) — русский военачальник, Генерального штаба генерал-майор (1918). Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн.
Один из видных организаторов и руководителей Белого движения на Юге России. Дроздовский «стал первым в истории Белого движения генералом, открыто заявившим о своей верности монархии — в то время, когда „демократические ценности“ Февраля были ещё в чести»
Единственный из командиров Русской армии, сумевший сформировать добровольческий отряд и привести его организованной группой с фронта Первой мировой войны из Ясс в Новочеркасск на соединение с Добровольческой армией в феврале — апреле (ст. ст.) 1918 года. Начальник 3-й пехотной дивизии в Добровольческой армии.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Наступление Северо-Западной армии. На подступах к Петрограду.

Хроника событий:
17 октября
Командиры вошедших в Гатчину дивизий 1-го корпуса (генералы М.Ярославцев Д.Р.Ветренко?), положившись, вероятно, на личные впечатления о полном разложении противника, вопреки требованиям помощника командующего генерала А.П.Родзянко решают в ходе наступления дать войскам день отдыха.
В это время командование красных спешно пополняет войска временными формированиями (первоначально в основном из рабочих), по железням дорогам с рекордной скоростью прохождения 500 км за сутки под Петроград прибывают красные части из Москвы, резервов Южного и других фронтов, отряды из коммунистов (в среднем по 10 эшелонов за сутки). В Петрограде проводят мобилизацию, создают 3 кольца обороны, берут заложников, в городе и окрестностях ЧК проводит операции по ликвидации оппозиционного подполья и разведсети белых сил. Командующим противостоящей 7-й Армии красных назначается Д.Н.Надежный (бывший генерал-лейтенант и командир корпуса русской армии), он разрабатывает план охватов немногочисленных наступающих сил с флангов с последующим их окружением.

18-20 октября
Дивизии 1-го корпуса 18 октября возобновляют наступление: 2-я дивизия двигается в направлении Царское Село – Пулково, 3-я – на Тосно, 5-я – по линии Стрельна-Лыково. Но продвижение заметно замедляется из-за начавшегося упорного сопротивления красных частей, постоянно пополняемого отрядами рабочих, матросов и курсантов, спешно формируемыми в Петрограде. В Кронштадтской крепости (около 2,4тыс. «штыков», 80 пулеметов, 190 орудий) и других секторах Петроградского укрепленного района (около 17 тыс. «штыков», 650 «сабель», 260 пулеметов, 200 орудий) уже готовы к переброске значительных сил в направлении прорыва. К 21 октября 7-я Армия красных уже заметно превосходит наступающих по численности и вооружению (около 40 тыс. бойцов, 700 пулеметов, многократный перевес в артиллерии – 453 орудия, 6 бронепоездов, 9 бронеавтомобилей, 23 аэроплана). Пополнение ее продолжается (только по железной дороге за 9-10 суток прибыло 100 эшелонов).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Вехи Белой армии. Наступление Северо-Западной армии.

Хроника событий.
10 Октября
Главные силы ( в основном 1 корпус) северо-Западной армии переходят в наступление на Петроградском направлении:на Ямбург идет Сводный (вместе с 4-м полком эстонских сил) отряд полковника А.Хомутова,на волосо-Конно-Егерский полк,на Вейман-5-я Ливнская дивизия ,на Лугу и Тосно- 3-я дивизия. Противостоящие дивизии красных имеют заметное превосходство в артиллерии и сравнимое число «штыков» и «сабель»,однако силы армии быстро прорывают фронт в нескольких местах. Успеху наступления способствует умело проведенная разведка и деверсиооные операции переодетых в красноармейскую форму бойцов Темницкого полка,ушедших в тыл красных днем ранее.
11-16 октября
Армия быстро наступает. Атакой Свободного отряда 11 октября взят Ямбург,12 октября Талабским полком взята станция Волосов,13 октября 3-я дивизия вошла в Лугу. Далее продвижение замедлилось,однако уже 16 октября 2-я и 3-я дивизия легко овладевают Гатчиной,А Ливенская дивизия захватывает Красное Село. В тот же день Н.Н.Юденич направляет адмиралу Колчаку телеграмму с извещением о разгроме красных войск и ожидаемом скором взятии Петрограда. Действительно,утомленные и деморализованные части красных отходят в направлении Лигово-Пулково-Колпино.На счета в английских банках наконец поступают обещанные армии Колчаком 860000 фунтов стерлингов (затем расходуемые Н.Н. Юденичем экономно и со строгой отчетностью).
13-14 Октября
Ингерманский полк (примерно 8000 человек,14 пулеметов) и другие части эстонской армии (десантники Скоутсткого и Купьяновского батальонов) по приказу ее главнокомандующего генерала Й.Лайдонера под прикрытием ряда кораблей английской экскадры адмирала В.Коуэна высаживается в копорском заливе (гавань Пейпия),подходят к форту «Красная Горка» совместно с несколькими кораблями экскадры обстреливают форт.(Вместо запланированной блокады Кронштадта и огневой поддержки наступления армии ударные силы Эскадры с 15 октября обстреливают под ригой войска П.Р. Бермонта.)

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Вехи Белой армии. Взятие Добрармией Орла.

14 (1) октября 1919. Ход сражения
В то время как 1-й армейский корпус Добрармии, куда входили «цветные» части, рвался на север по линии Курск-Орел-Тула-Москва, командование РККА сосредотачивало под Брянском и Карачевом ударную группу, имея целью нанести удар во фланг добровольцам. Сражение развернулось на территории современной Орловской области – от Мценска до Понырей и от Карачева до Ливен. Орел в те годы насчитывал до 80 тысяч жителей, Мало-Архангельск, Кромы, Дмитровск – порядка 5 тысяч. Основные железные дороги шли от Курска на Орел и далее на Тулу, а также от Брянска через Орел на Елец. Добровольцы наступали на 200-километровом фронте: слева от ж/д Льгов-Брянск шла кавалерия, правее – дроздовцы, в центре – наиболее сильные корниловские части вдоль основной дороги на Орел, правее – алексеевцы и за Ливнами – марковцы.
Белым противостояли 14-я и 13-я армии Южного фронта, имея около 50 тысяч штыков и сабель, 1000 пулеметов и 250 орудий против примерно 45 тысяч штыков и сабель, 400 пулеметов и 100 орудий у белых, Ударная группа первоначально входила в состав 13-й армии. 9 октября командование Южного фронта разработало план операции. Ударная группа должна была перейти в наступление и перерезать ж. д. Орёл-Курск между Малоархангельском и Фатежом; войска центра 13-й армии (командарм Геккер) — наступать на юго-запад и совместно с Ударной группой окружить корниловцев; 14-я армия (командарм Уборевич) получила задачу правым флангом овладеть Хутором-Михайловским, а главными силами разгромить белых в районе Дмитровска и взять его. 10 октября командарм-13 поставил задачу Ударной группе наступать на Поныри-Фатеж, правому крылу – на Мало-Архангельск, левому – на Ливны, что, по замыслу, должно было привести к окружению добровольцев и взятию Курска.
Тем временем корниловцы взяли Кромы и продвигались вдоль железной дороги на Орел. Ударная группа находилась в 5 переходах от фронта и выдвигалась крайне медленно, но 11 октября вошла в соприкосновение с разъездами белых.12 октября произошел успешный бой латышского полка и червонных казаков с батальоном дроздовцев, что еще более замедлило движение Ударной группы. Корниловцы заняли станции Еропкино и Стишь, в ночь на 13-е налетом разгромили штаб бригады красных, а 13-го при поддержке 2-х бронепоездов начали наступление на Орел, войдя в него к вечеру. Одновременно на станции Золотарево был захвачен штаб 55-й дивизии РККА. 13я армия красных утратила устойчивость, ее сводная бригада и 55-я дивизия были вскоре расформированы, дорога на Тулу оказалась практически открытой. В ночь на 14 октября красные предприняли неподготовленную попытку отбить Орел, а днем корниловцы налетом взяли Мценск, но вскоре отступили и перешли к обороне Орла, сведя действия к дуэлям бронепоездов. Из-за развала 13-й армии Ударная группа была передана в 14-ю, сохранив задачу наступления на Мало-Архангельск с угрозой тылам корниловцев. Отступившие от Орла красные части были сведены в 9ю дивизию. В ночь на 15 октября латышские части, пройдя за 4 дня 50км, без боя вошли в Кромы, так и не оттянув на себя части белых. Тем временем алексеевцы заняли Новосиль, а марковцы вели бои под Ельцом.
В этой обстановке командование Южным фронтом возложило задачу нанесения главного удара на 14-ю армию, передав ей помимо Ударной группы и прибывающую Эстонскую дивизию. Левому крылу 14-й армии было приказано наступать на восток и юго-восток, а ударной группе — нанести удар на Орёл с юго-запада и вместе с Эстонской дивизией с запада и частями 13й армии взять Орел. 15 октября Ударная группа была перенацелена на Еропкино, наконец-то войдя в боевое соприкосновение с корниловцами, но дальнейшее продвижение замедлилось из-за необеспеченных флангов и риска окружения. 16 октября продолжались бои Ударной группы с корниловцами, в которых был потерян штаб Киевского полка Сводной бригады, после чего ее срочно отвели в тыл. Тем не менее, наступать на север при угрозе со стороны Ударной группы добровольцы больше не могли и потому перенесли центр усилий на Кромы, пытаясь разгромить Ударную группу, которая заняла рубеж реки Ицка и развернулась на север, прикрыв тылы бригадой червонцев, которые вскоре были развернуты в дивизию. 17 октября Кониловцы находились в 3 километрах от Кром, но не сумели опрокинуть латышей. Уборевич требовал от Ударной группы выйти на ж/д Орел-Курск, а Эстонской дивизии приказал взять Орел. Весь день по всей линии соприкосновения шли упорные бои с незначительным продвижением красных.18 октября красные по разведданным установили расположение белых и планы их действий и предприняли контрудары. 19 октября Латышская дивизия продолжала теснить заслон марковцев, продвигаясь к железной дороге – за день до 5км, с частыми контратаками белых. 57-я дивизия взяла Севск, 41-я застряла, Дроздовцы заняли станцию Брасово. Эстонцы медленно и без боев двигались к Орлу. Новосформировання 9-я дивизия экстренными мерами была приведена в порядок, но пока суть да дело, алексеевцы отбросили 3ю дивизию и снова заняли Новосиль. На исходе дня корниловцы получили приказ отойти от Орла – у красных было существенное преимущество в численности и артиллерии, а 2-й полк корниловцев за два дня боев потерял до половины личного состава.
Вечером, в неразберихе у переправ, 3 полка 9й дивизии ошибочно обстреляли латышей. К исходу дня части Ударной группы были в 10-12 километрах и от Орла, и от ж/д. За эти дни компактные группировки растянулись по фронту и бои перешли на уровень полк-батальон, причем часто без связи с соседями. В ночь на 20 октября основные силы белых оставили Орел, и утром в город без боя вошли части 9-й и Эстонской дивизий. Корниловцы при поддержке бронепоездов выбили красных со станции Стишь. Расчет на то, что белые будут оборонять Орел и тем самым попадут под концентрические удары красных, не оправдался. Дроздовцы продолжали наступать: отряд Туркула разбил красный полк, красные 7-я дивизия, часть латышей и червонцы есле сдерживали натиск. Латышская дивизия получила приказ наступать на Мало-Архангельск и Щигры. В это же день бывший генерал Мартусевич был отстранен от командования Латышской дивизией и сдал ее Калниньшу. Отдав Орел, белые собрались более компактно, что привело к затяжным упорным боям на 80-км фронте от Дмитровска до станции Стишь.
21 октября разведка красных доложила о составе противостоящих Ударной группе сил – 6700 штыков, 420 сабель, 150 пулеметов, 43 орудия и 4 бронеавтомобиля. Был отдан приказ наступать вдоль железной дороги, на рассвете станция Стишь была взята латышами, но через несколько часов корниловцы отбили станцию обратно при поддержке 2 бронепоездов. Дроздовцы, после упорных боев, опять потеснили правый фланг красных, марковцы подошли к Кромам. 22 числа обескровленная в боях 7-я дивизия красных была сведена в стрелковый полк, правый фланг перешел к обороне и белые вновь завладели инициативой. Примаков отдал приказ наступать на Дмитровск, но дроздовцы не только отбились, но и опять продвинулись вперед. В ночь на 23 октября красные ушли из Кром, а их атака на Стишь была отражена. Для координации усилий в направлении станции Калниньш создал из латышей группу Стучки с задачей перерезать ж/д. В боях за день стороны понесли тяжелые потери: так, одна из бригад латышей потеряла 220 человек, 3-й Корниловский полк – до 400, 3-й Марковский под Кромами – до 130. К вечеру латыши вновь выбили Марковцев из Кром.
24 октября дроздовцы вели встречные бои с червонцами, в бою у Козлово деревня четырежды переходила из рук в руки. Под Кромами корниловцы отбросили шедший на усиление обороны города латышский полк, в результате красные снова оставили Кромы, куда к вечеру вошли Марковцы. Белые с помощью бронепоездов крепко удерживали Стишь, посему красные решили перенести направление удара на станцию Становой Колодезь. 25 октября Кутепов отдал приказ наступать и взять Орел. Красные же перенацелили всю Ударную группу на дроздовцев, а корниловцев «предоставили» 13й армии, передав ей Эстонскую дивизию. Ударная группа получила приказ взять Кромы. Весь день шли упорные бои – латыши теснили дроздовцев, корниловцы и эстонцы бились за Стишь. Действия красных не имели должной координации, плюс в тот момент нечего было противопоставить броенпоездам белых. 26 октября белые ввели в бой все резервы — от Дмитровска шли все полки дроздовцев (6100 штыков, 105 пулеметов, 25 орудий). У Кром – полк марковцев и три полка корнилорвцев (5400 штыков, 127 пулеметов), у Ельца – два полка марковцев и полк алексеевцев (2600 штыков, 68 пулеметов). Уборевич требовал от Ударной группы наступать в районе Орел-Кромы-Фатеж и не заниматься «захватом рубежей», а преследовать и уничтожать противника. К вечеру красные вновь взяли Кромы.
27 октября после недели боев, корниловцы оставили станцию Стишь под напором Эстонской дивизии, а 28-го сдали Становой Колодезь, что исключало возможность наступления на Орел. Заняв Дмитриевск и Кромы, красные получили выгодные фланговые позиции и остановили наступление дроздовцев. Таким образом, сражение, шедшее с 10 по 27 октября, завершилось «победой по очкам» — красные не сумели разгромить добровольцев, но оттеснили их и нанесли им тяжелые потери. Был достигнут перелом, в первую очередь тем, что была прервана серия блестящих побед Белой армии. Возможно, одной из ошибок командования ВСЮР было то, что крупных сил кавалерии белые на Орловском направлении не использовали. После перехода к обороне белые пытались стабилизировать фронт на рубеже Севск, Дмитровск, Еропкино, Новосиль, Елец, но войска 13-й и 14-й армий сбили их с этого рубежа и развернули преследование. К исходу 18 ноября фронт проходил по линии Льгов, Курск, Тим, Касторное. Большую роль сыграла 8-я кавалерийская дивизия В. М. Примакова, которая 3 ноября вошла в прорыв юго-восточнее Дмитровска и, действуя в тылу врага, 4 ноября овладела Понырями, 5 ноября — Фатежом, а 15 ноября — Льговом, что дезорганизовало оборону противника.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Вехи Белой армии. Наступление Северо-Западной армии.

Воссоздаем хронику событий 100-летней давности:
10 Октября
Главные силы ( в основном 1 корпус) северо-Западной армии переходят в наступление на Петроградском направлении:на Ямбург идет Сводный (вместе с 4-м полком эстонских сил) отряд полковника А.Хомутова,на волосо-Конно-Егерский полк,на Вейман-5-я Ливнская дивизия ,на Лугу и Тосно- 3-я дивизия. Противостоящие дивизии красных имеют заметное превосходство в артиллерии и сравнимое число «штыков» и «сабель»,однако силы армии быстро прорывают фронт в нескольких местах. Успеху наступления способствует умело проведенная разведка и деверсиооные операции переодетых в красноармейскую форму бойцов Темницкого полка,ушедших в тыл красных днем ранее.
11-16 октября
Армия быстро наступает. Атакой Свободного отряда 11 октября взят Ямбург,12 октября Талабским полком взята станция Волосов,13 октября 3-я дивизия вошла в Лугу. Далее продвижение замедлилось,однако уже 16 октября 2-я и 3-я дивизия легко овладевают Гатчиной,А Ливенская дивизия захватывает Красное Село. В тот же день Н.Н.Юденич направляет адмиралу Колчаку телеграмму с извещением о разгроме красных войск и ожидаемом скором взятии Петрограда. Действительно,утомленные и деморализованные части красных отходят в направлении Лигово-Пулково-Колпино.На счета в английских банках наконец поступают обещанные армии Колчаком 860000 фунтов стерлингов (затем расходуемые Н.Н. Юденичем экономно и со строгой отчетностью).
13-14 Октября
Ингерманский полк (примерно 8000 человек,14 пулеметов) и другие части эстонской армии (десантники Скоутсткого и Купьяновского батальонов) по приказу ее главнокомандующего генерала Й.Лайдонера под прикрытием ряда кораблей английской экскадры адмирала В.Коуэна высаживается в копорском заливе (гавань Пейпия),подходят к форту «Красная Горка» совместно с несколькими кораблями экскадры обстреливают форт.(Вместо запланированной блокады Кронштадта и огневой поддержки наступления армии ударные силы Эскадры с 15 октября обстреливают под ригой войска П.Р. Бермонта

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Вехи Белой армии. Подготовка наступления Северо-Западной армии

1919 — Наступление Северо-Западной армии (1-30 октября).
Разработка плана Петроградской операции выявляет два варианта: генерала Юденича- быстрое (3-5 дней) наступление по прямой через Ямбург и Гатчину ( с возможностью отхода только в сторону Эстонии) и командования армии (генералов Родзянко, Арсеньева, Дзерожинского и Долгорукого)- постепенное наступление по дуге через Псков,Струги Белые и Лугу ( с возможностью отхода на соединение с Западной добровольческой армией).
Второй план рассматриваться тайным совещанием армейского командования в Гдове,затем о нем докладывают Юденичу. Тот избирает свой вариант,предусмотрев предварительный отвлекающий удар по Псково-Стругобельском направлении.(Позже выявится,что аналогичный план тайно разрабатывал начальник штаба 7-й красной армии В.Э. Люндквист,выходивший в антибольшевистскую организацию,то есть план не соответствует ситуации в собственном стане…)
Начало операции «Белый меч» намечено на конец сентября-начало октября.
Северо-Западная Армия переходит в наступление частью сил 1-го и 2-го корпусов. Первая (генерала К.К. Дзерожинского ) и третья (генерала Д.Р. Ветренко) дивизии 1-го корпуса направляются на Лугу (удерживая там силы противника) и одновременно четвертая дивизия (кН. Долгорукого) движется на Струги Белые (перерезав возле них железную дорогу на Псков).в этом Лужско-Стругобельском отвлекающем ударе участвует только 8 000 «штыков»,100 «сабель» и 24 орудия,но уже 5 (из 6имеющихся) танков,производящих ошеломляющий эффект. Успешная операция дезориентирует командование противостоящей 7-й Армии красных,оно начинает срочно перебрасывать части для обороны Псковского района.
В командование армией вступает генерал Н.Н. Юденич.Это происходит по инициативе утвержденного командующим армией в мае генерала А.П. Родзянко,который 30сентября по телеграфу просит главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Н.Н.Юденича освободить его от должности…ввиду отсутствия условий для командования. (!)Совещание высших офицеров армии после колебаний соглашается с заменой и рекомендует А.П. Родзянко принять предлагаемую должность помощника командующего, дабы не вносить в армию раздора…

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Смерть генерала М.В. Алексеева. 1918г. 8 октября /25 сентября

Сегодня, в день памяти св. преп. Сергея Радонежского, который является полковым праздником Марковских полков и соединений, мы вспоминаем генерала от инфантерии Георгиевского кавалера М.В. Алексеева. Генерал Алексеев умер 25 сентября 1918 года (8 октября н.ст.) в Екатеринодаре и был похоронен в крипте кафедрального Свято-Екатерининского собора.
Имя генерала Алексеева, являвшегося фактическим главнокомандующим едва ли не большую часть великой войны, много десятилетий пребывает в летаргической тени. В советское время его фигура замалчивалась, поскольку он был основателем Белого движения и создателем Добровольческой армии. А в эмигрантской монархической среде сформировалось устойчивое, отраженное во многих книгах, статьях и мемуарах мнение, что генерал Алексеев и «кучка генералов» составили заговор и заставили императора Николая II отречься от престола, с чего и начались все беды. Эта ситуация замалчивания, с одной стороны, и искажения — с другой, сохраняется и сегодня.
М.В.Алексеев был убежденным сторонником монархии. Даже перед смертью, летом 1918 года, когда страна уже вверглась в еще неведомую ей будущую эпоху, он писал одному из сподвижников: «Россия должна подойти к восстановлению монархии… никакая другая форма не может обеспечить целость, единство, величие государства — объединить в одно целое разные народы, населяющие его территории…»
Участник трех крупных войн (помимо гражданской): русско-турецкой войны 1877-1878 гг. (был ранен под Плевной и награжден боевыми орденами Св. Станислава и Св. Анны за храбрость), русско-японской войны 1904-1905 гг. (где получил первый генеральский чин, служил генерал-квартирмейстером 3-й Маньчжурской армии; за боевые отличия награжден золотым оружием), Первой мiровой. 24 сентября 1914 г., после взятия Львова, награжден Георгиевским крестом 4-й степени и произведен в генералы от инфантерии. С августа 1915 г. по март 1917 г. – начальник штаба Ставки, фактический руководитель всех военных действий.
В драматические месяцы конца 1917 – начала 1918 года генерал Алексеев после сентябрьской (1917) отставки с поста начальника штаба при Керенском уже никогда не возвращался на военные должности в российской армии. Концовка жизни была заполнена для него сплочением неформальных военных сил, созданием «Алексеевской организации».
Затем, уже после Октября было создание Добровольческой армии, борьба на юге, руководство Директорией. Он говорил об этой работе — «Мое последнее дело на земле». Тяжелая болезнь (крупозное воспаление лёгких) оборвала его жизнь 8 октября / 25 сентября 1918 года. И чтобы мы не говорили о генерале Алексееве, но следует признать, что он умер как настоящий христианин. Его дочь Вера Михайловна вспоминала: «Причащался отец вечером, в канун своей смерти, будучи в полном сознании».
В день кончины Михаила Васильевича, 25 сентября 1918 г., Деникин издал Приказ № 1 по Добровольческой армии, уже в качестве Главнокомандующего, объединившего в своих руках высшую военную и гражданскую власть. Приказ был посвящён памяти генерала Алексеева. Главком, высоко оценивая заслуги умершего, отметил главные вехи его нелёгкого жизненного пути:
«Сегодня окончил свою полную подвига, самопожертвования и страдания жизнь генерал Михаил Васильевич Алексеев. Семейные радости, душевный покой, все стороны личной жизни принёс он в жертву служения Отчизне. Тяжёлая лямка строевого офицера, тяжёлый труд, боевая деятельность офицера Генерального штаба, огромная по нравственности ответственности работа фактического руководителя всеми вооружёнными силами Русского государства в Отечественную войну — вот eгo крестный путь. — Путь, озарённый кристаллической честностью и горячей любовью к Родине — и Великой, растоптанной. Когда не стало армии и гибла Русь, он первый поднял голос, кликнул клич русскому офицерству и русским людям. Он же отдал последние силы свои созданной его руками Добровольческой армии. Перенеся и травлю, и непонимание, и тяжёлые невзгоды страшного похода, сломившего его физические силы, он с верою в сердце и с любовью к своему детищу шёл с ним по тернистому пути к заветной цели спасения Родины. Бог не сулил ему увидеть рассвет. Но он был близок. И решимость Добровольческой армии продолжать его жертвенный подвиг до конца — пусть будет дорогим венком на свежую могилу Собирателя Русской Земли».
Генерал Михаил Васильевич Алексеев был похоронен со всеми воинскими почестями в Екатеринодаре. Позднее, спасая его прах от поругания, семья перевезла останки полководца в Белград. На Русском кладбище столицы Сербии вы найдете могилу, на которой начертано только имя — «Михаил».
И только в 2010 г., по инициативе петербургского историка К.М. Александрова, группе энтузиастов из России удалось установить новую надгробную плиту, гораздо более соответствующую значению и памяти М.В. Алексеева в отечественной истории. Надпись на плите под знаком Алексеевского пехотного полка и православным крестом гласит: «Выдающемуся стратегу Великой войны, начальнику Штаба Верховного Главнокомандующего в 1915—1917 годах, основателю Добровольческой армии, Георгиевскому кавалеру и генералу от инфантерии Михаилу Васильевичу Алексееву (1857−1918), от русских людей в год 90-лстия завершения Белой борьбы на Юге России».
Остаётся только верить, что возрождение памяти о генерале Алексееве в современной России продолжится, и его заслуги будут оценены по достоинству.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

100 лет назад. Северо-Западная армия перешла в наступление.

28 сентября 1919 года Северо-Западная армия, под предводительством генерала Юденича, перешла в наступление на Петроград. Еще до наступления многие понимали, что, даже заняв столицу, удержать ее будет невозможно. Но выбор был однозначен – лучше славная смерть и, все-таки, шанс на победу, чем позорный отказ от активных действий и бесчестие опустивших руки. Как это похоже на штурм Екатеринодара, венчавший «Ледяной» поход.
Попробуем воссоздать хронику событий 100 летней давности и вместе с Северо-Западной армией пройти этот славный путь.
28 сентября
Северо-Западная Армия переходит в наступление частью сил 1-го и 2-го корпусов. Первая (генерала К.К. Дзерожинского ) и третья (генерала Д.Р. Ветренко) дивизии 1-го корпуса направляются на Лугу (удерживая там силы противника) и одновременно четвертая дивизия (кн. Долгорукого) движется на Струги Белые (перерезав возле них железную дорогу на Псков).в этом Лужско-Стругобельском отвлекающем ударе участвует только 8 000 «штыков»,100 «сабель» и 24 орудия,но уже 5 (из 6имеющихся) танков,производящих ошеломляющий эффект. Успешная операция дезориентирует командование противостоящей 7-й Армии красных,оно начинает срочно перебрасывать части для обороны Псковского района.
5 октября
В командование армией вступает генерал Н.Н. Юденич. Это происходит по инициативе утвержденного командующим армией в мае генерала А.П. Родзянко,который 30сентября по телеграфу просит главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Н.Н.Юденича освободить его от должности…ввиду отсутствия условий для командования. (!)Совещание высших офицеров армии после колебаний соглашается с заменой и рекомендует А.П. Родзянко принять предлагаемую должность помощника командующего,дабы не вносить в армию раздора…

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия